Есть ли карма у Москвы?

Я не верю в карму. Но вот загвоздка: размышляя о судьбе Москвы, не вижу иного средства объяснить самому себе причину её несчастий. Если допустить существование кармы, картина становится чёткой и понятной. Уважаемый читатель, предлагаю вместе разобрать существо вопроса.

Куликовская битва. Икона. Взято из интернета

Самое большое отягощение истории происхождения Москвы состоялось ещё в те времена, когда понятие Москва уже было, а самого города — ещё нет. Сразу вынужден оговориться, что буду использовать данные Новой Хронологии без упоминания официальной версии, для сокращения объёма материала. Предмет обсуждения, по моему мнению, позволяет сделать это безболезненно, без потери смысла обсуждаемого.

Итак, земля Мосхова, получила своё название по Мосоху, сыну Иафетову. На землях будущей Московии, в том месте, где потом был построен город Москва, зародилась задолго до самого города его карма. На крови. Именно здесь в 1380 году (либо в 1370 , см. НХ) состоялась грандиозная Куликовская битва между соотечественниками-антагонистами князем Дмитрием Донским и тысяцким Иваном Вельяминовым (Мамаем). Соотечественники сошлись в битве за принятие современного, апостольского христианства, против традиционного тогда, царского, объявленного ныне язычеством. До этого таких грандиозных битв не было. Как не было и таких многотысячных жертв. Оплакивал их весь народ. Погребены во множестве братских могил, в частности, на территории Старого Симонова монастыря и современных Кулишек. За две сотни лет будущее строительство Москвы было помечено кровью соотечественников.

Разгром Великого Новгорода. Взято из интернета

Московская кровавая эстафета была затем продолжена. И не ограничилась территорией самого города. Само начало строительства связано с другим кровавым периодом в истории — опричниной,- приписываемой Ивану Грозному, к тому времени давно почившему и причисленному к лику святых под несколькими именами. Правили формально его малолетние сыновья, один за другим, Иван и Дмитрий. А фактически — опекуны и бояре из рода Захарьиных-Романовых, развязавшие террор опричнины, смуту и развал Империи изнутри при поддержке «прогрессивной» Европы. Верхушка «реформаторов», поставившая себя «опричь» всей страны — «земщины», — устроила разгром Великого Новгорода (ныне Ярославля). Были физически истреблены все знатные роды тогдашней столицы и срыты каменные стены оборонительных сооружений города для невозможности организации сопротивления и восстановления законной власти. И снова многотысячные кровавые жертвы соотечественников.

Сожжение Москвы. 1812 год. Взято из интернета

В середине 16-го века началось строительство современной Москвы как альтернативной, новой, столицы. Верхушка опричнины временной столицей сделала Александрову Слободу (Александрию романовских сказок про древнюю историю). Сначала был построен подземный город. В официальной истории отражён как Египетский Лабиринт. На его сводах до сих пор стоит Кремль, описанный Неемией как восстановленный Иерусалим. Строили заморские, итальянские мастера. Свои отказались, земщина не замаралась участием в развале Империи и первым строительством «нашего нового мира». Мира и не получилось.

Москва. Васнецов. Взято из интернета

Поневоле задумаешься о жестокой карме Москвы, когда только что отстроенный, прекрасный по внешнему виду город, стал столицей распрей, смуты, убийства законных царей и детоубийства наследников престола по злой воле рвущихся к власти разрушителей и растлителей России.

Стало ли лучше с приходом к власти Романовых? Род их, не успев начаться, прервался на Петре, сгинувшем в казематах Европы в виде Железной Маски. Подменный «царь» Исаакий вскоре разжаловал Москву в провинцию, построив Петербург. А потомки Исаакия в свободное от табакерочных и шарфовых дворцовых переворотов время продолжали дело «гения» Наполеона, спалившего Москву, устраивая в Кремле тюрьмы и кабаки, нисколько не жалея его «висячие сады Семирамиды» и былые красоту и величие. Когда же пришло время «наведения порядка» в Кремле, оно выразилось в разрушении старых дворцов.

Красная площадь. Мавзолей. Взято из интернета

По иронии судьбы, столицу вернул в Москву Ленин. Ни он, ни Сталин, ни в столице, ни в масштабах страны, карму по этому вопросу не улучшили. Многочисленные старые кладбища столицы венчает колумбарий кремлёвской стены и мавзолей самого человечного человека. Считается хорошей традицией приветствовать ликующий народ, стоя на могиле, внутри которой во время экскурсий пара офицеров делала знаки посетителям, призывая не тревожить сон вождя.

Что из перечисленного может давать надежду на перемену кармы? Пока, увы, ничего. По-моему, из перечисленного наглядно видно, что ни борьба за власть, ни попытки оседлать престол не дают ни человеку, ни человечеству того, что нужно. А единственное, что реально нужно человеку от жизни — счастье. Как бы подправить нашу жизнь в этом направлении? Глядишь, и карма улучшится.

Пианист

— Э не, сынок, ногтики в мусорку не кидай! Мине ще бабуня моя, Дора, казала, стрижены ногти в текучу воду пускай. Не тильки в мусорку, а же в калюжу выкидать низя. — Почему, бабунь? — Старыки казалы, що ногтики ще сгодяться, як на той свет вышкребатыся прийдэться. В их с бабушкой Марусей каморке на Мефодиевке было бедно, но чисто. Бабуня ни свет, ни заря вставала, топила печку, прибиралась, готовила, что было, на завтрак. В основном картоху варила, на луковой зажарке подавала — пальцы пооткусываешь, как вкусно! Раз в неделю — в десять дней чистила Ваньке ногти и обрезала, приговаривая, что те растут из него, как из черта, с ударением на «а».

Взято из интернета

Мать Ванька уже почти не помнил. Обрывки воспоминаний были расплывчатые, но тёплые и уютные. Помогали уснуть, когда зимой суровый норд-ост выдувал из хаты драгоценное тепло, а кишки играли Интернационал. Отца, убитого в пьяной драке уже после революции, не помнил почти вовсе. А глаза умирающей в гражданскую от тифа матери и руки её, пытающиеся ногтями почесать вертлявую ванькину головёнку, «как в детстве», помнил. Ещё помнилось почему-то, как спасала его от поднявшейся до половины высоты комнаты воды, усаживая на старый шкаф, ворча про чертей ледащих, что ливнёвку до революции чистили, а теперь перестали.

Взято из интернета

Случилось так, что к музыке родился Ванька неравнодушным. Ещё совсем маленьким, до революции, гонял вечером с пацанами обручь прутиками по мостовой, уловил из барского окна в большом красивом доме напротив, звуки фортепиано. Сначала отдельные, неуверенные и нестройные, вперемешку со строгим голосом, приказывающим что-то. А затем из раскрытого окна полилась такая чудесная мелодия, какую, наверное, ангелы в раю поют для праведников, что Ванька, как остановился, раскрыв рот и душу, так и остался стоять до самого конца. Домой пришёл пришибленный, тихий. С бабкой не спорил, как обычно бывало. И снилось что-то волшебное всю ночь, хоть жрать хотелось больше обычного.

С тех пор эта музыкальность жила в нём, не находя выхода. Может, и стоило его музыке учить, а учиться пришлось, как всем. Выучился на слесаря, взяли на завод. Происхождения и положения подходящего был, взяли в комсомольцы. В художественной самодеятельности не участвовал, хоть и любил. Слух-то у него был, а вот голоса Бог не дал. А жизнь не дала пианино. И ещё комсомол объяснил, что Бога нет. Почто пианина у него нет, дошел сам. Потому что у народа есть враги. На собраниях-то соглашался, что уничтожать врагов народа надо. Но в душе та прекрасная мелодия из детства — противилась, почему-то получалось, что Бог есть. И раздиралась душа пополам.

Взято из интернета

Скоро, однако, попустило. Примирил с душою бабушкин завет. Душа подсказала, что не надо убивать врагов народа. Бог не велит живых жизни лишать. Но раз враги они — лишать их царствия небесного. В одну тягомотную ночь было во сне ему видение, как грешников, врагов народа, к покаянию привести, не убивая их. И сопровождала видение дикая какая-то и страшная, восторженная мелодия, одновременно леденящая и обжигающая. Восстал ото сна со страшным, вдохновлённым лицом, новым, как мир, что строился впервые в истории человечества. Сходил к начальнику, которого боялись все, не боясь. Тот, лицо его увидев, приказал охране не беспокоить, и выслушал посланца идеи за закрытыми дверьми. На прощанье сказал: «Сделаешь — приноси».

И ушёл Ванька с головой в немыслимую эту мелодию созидания нового, неслыханного. Снаружи её не было. Обычные житейские звуки раздавались: стук молотка, поскрёбывание напильника, довольное пыхтение и, отдалённо напоминавшее пение, мычание творца, занятого поглотившим его сотворением. Звучала она в душе — разливалась в ней та самая мелодия небывалая из обморочного сна его, в котором нужда революции и Бог слились в холодящую сердце и обжигающую душу гармонию, построенную на диссонансе и контрапункте.

Взято из интернета

Готовое детище своё отнёс он тому самому начальнику Масалитину, которому идею предлагал. Тот неразговорчив был, сказал в приёмной ждать, принесённое забрал с собой в кабинет. Довольно скоро выглянул, сказал, что, похоже, сгодится, что молодец, странным взглядом без выражения нырнул на секунду в глаза, и хмыкнул на прощание: «Свободен пока, пианист!»

Как-то само собой вышло, что в Краснодаре на пересыльном пункте НКВД не всех поступающих стали спрашивать, откуда они. Всех спрашивали, как обычно. Только поступающих из Новороссийска спрашивать нужды не было. То, что из Новороссийска они, было по ним самим видно. Очень просто: тот из Новороссийска, у которого на руках ногтей нет. Ни единого. Вообще.

Взято из интернета

Прижилось в Новороссийске Ванькино пианино. Карающую руку победившего пролетариата ни утруждать, ни пачкать более не было надобности. Вместо клавиш — десять пар аккуратных щипчиков на винтах, по форме кистей напротив расположены, для каждого пальца — своя пара. Вечером зажимаешь по очереди за кончики ногтей все десять пальцев врага народа, а к утру — сразу два результата. Первый: получаем наглядное доказательство, что движение — это жизнь. Не может природа без движения. Человек сам от ногтей освобождается, чтобы иметь возможность двигаться. Ну, и второе, главное, для чего работали, — царицу доказательств, признание, — извольте получить.

Взято из интернета

Вот ведь, что такое судьба. До чего упрямая стерва! Так и не пришлось «пианисту» на этом свете на пианино сыграть. Ни на чужом, ни на своём, выстраданном. Почему его тоже во враги народа определили, кто же теперь узнает? Может, кто ложный донос подавал, виды на их с бабушкой Марусей каморку имел, рассчитывал получить в качестве поощрения за бдительность по выявлению. А может и высшие интересы революции сработали, неведомо. А ведомство кого попало не держало. Масалитин работал без «пианино», по старинке. Квадратный подбородок его оставался бесстрастным, а квадратные же пудовые кулаки , тянущиеся натружеными руками от бычьей шеи, работали ритмично, лениво и убедительно. Не пришлось Ваньке сыграть на своём изобретении. Признался без творческих мук, что он какой-то шпион, что ли. Простыми человеческими обошёлся.

Взято из интернета

Уже в камере, ожидая развязки, вспоминал Ванька всё, время было. И маму, и бабушку. Померла она вскоре, как его арестовали, не снесла, видать, горя и ужаса. И отца вспоминал, что мог. И детство своё, не такое уж давнее. Мелодию счастливую и вспоминать не надо было. Жила она в нём всё время. Первой появлялась, как сознание возвращалось на допросе, первее боли. Она и была последним, что с жизнью примиряло, как понял, что попытка письмо Сталину отправить, что не изменял он революции, что верный его солдат, не сработала.

И вот теперь, двадцать лет уж революции исполнилось, услышал рано поутру гулкий шаг конвоя, который её именем шёл у него её взять. Над городом поднималось солнце. Над страной и миром поднималась заря коммунизма.

Эпилог

Лишивший Ваньку возможности сыграть на его же изобретении, Масалитин сам-то сыграл, когда затворный механизм истории дослал патрон уже его жизни в патронник Родины. Органы не ошибаются, выстрел был не холостой.

P.S. «Пианино»- реальность, мне о нём рассказывал один врач в Новороссийске. Персонажи и имена — вымысел. Возможные совпадения — случайны. Возможные повторения — закономерны.