Первые европейцы. Откуда польский гонор пошёл.

Белые люди пришли в центр тогдашнего мира. Натура человека определила пути дальнейшего развития истории. Ещё недавно все было очень едино и монолитно. Целый народ, все племена шли единым маршем к единой цели, преодолевали общие преграды, решали единые задачи, подчинялись единой воле, соединялись в единой вере. Сообщество равнодостойных, единомышленников, единотрудников пришло в Землю Обетованную.

И тут все человеческие качества немедленно стали работать над дальнейшим преобразованием общества. Проявились две основные тенденции: центростремительная и центробежная. Представители первой, домоседы, сформировали состав «местных», «коренных» жителей. Тех, из кого вскоре получились те, кого в официальной истории именуют «древними греками». Для позднего советского времени уместна аналогия с «коренными москвичами». А вторая половина за много поколений Исхода накопила в генах непоседливость, и предпочла не останавливаться, а исследовать мир дальше. Их аналог — «лимита», когда они возвращались в столицу.

Эта «развилка» — и причина образования «наций» и государств, и основа продолжения исследования, колонизации мира, а в последствии — и объединения его во Всемирную Империю Рюриковичей, самую успешную и эффективную систему управления, когда либо созданную человечеством.

Эта же развилка положила начало созданию вооружённых формирований, «дружин» (объединению друзей, на первых порах), позже переросших в армию. Поначалу целью дружин было защищать силой оружия нажитое имущество от посягательств «бродяг» — тех, кто ушёл познавать мир дальше, но в силу естественных обстоятельств принуждён был возвращаться в хорошо известные места.

Photo by stein egil liland on Pexels.com

Так появились нынешние поляки, описанные в официальной истории как «половцы». И то, и другое определение значит «живущие в полях». В этой самой официальной истории «половцы» почему-то всё время нападали на «Константинополь». А у них был выбор? Группа непоседливых славян (поляки — славяне) не стала останавливаться на достигнутом, и покинула одним прекрасным весенним деньком гостеприимные берега Придешского царства, и ушла на поисках воли и доли на северо-запад, в поля, где теперь Польша. Степные дороги, которые они протоптали (скорее всего уже на конях, ведь Ханаан — ареал обитания диких копытных) назвали шляхами, а себя, поселившихся вдоль шляхов — ляхами. Чудо, как хорошо в полях весной, летом и осенью! Тиха украинская ночь, и т.д. Но в слове северо-запад — ключевое слово — север. Польша — не бог весть какая Арктика. А всё же не Босфор.

Иная зима заставляла молодых исследователей и колонизаторов будущей Европы делать работу над ошибками и возвращаться в родные пенаты — в «Константинополь». Но там их уже и не ждали. И не рассчитывали на ораву бывших друзей, превратившихся в одночасье во врагов — «варягов». И без боя припасы и добро не отдавали. Тут вам и набеги «половцев» на «Константинополь». А всё же поляки северо-запад обжили, к зимам приспособились и привыкли. И стали первыми европейцами. Отсюда и знаменитый польский «гонор», как видим, вполне заслуженный.

От исхода до исхода

Итак, белый человек ушёл из своего рая, либо был изгнан из него, либо отправился на поиски земли обетованной. Причин, как водится, было несколько, но целый народ покинул обжитые места и отправился на поиски лучшей доли. Нечто подобное, по смыслу, мы наблюдаем сейчас: Африка двинулась в Европу.

Шли медленно, неравномерно, преодолевая большие трудности. С детьми на руках, с небогатым скарбом на плечах. Скорее всего колесо и было изобретено, когда то, что нести тяжело, а бросить жалко, запустило процесс отбора в нашем геноме (наборе генов, передающихся по наследству) таких качеств, как смекалка и предприимчивость. В результате волокуши уступили первенство примитивным, но значительно облегчающим труд и дающим большее удобство колёсным повозкам.

Сознательно ли, или потому, что повезло, весь путь пролегал по течению нынешнего Нила, а тогда просто Ра . Что означало «река». Что-то тяжёлое, массивное, сплавляли по воде на плотах. Небольшие по весу (равному примерно весу двух тогдашних людей — около 100 кг) грузы перевозили в лодках-долблёнках. Металлических инструментов, скорее всего, тогда ещё не было. Не было особой нужды, а самое главное — не было технологий . Примитивные очаги конструктивно годились лишь для приготовления пищи, плодородные влажные земли под ними не содержали руд в достаточной концентрации и не прогревались до температуры, позволявшей получить малейший сляб как побочный продукт жаркого на углях.

Скорость передвижения в тех условиях была чрезвычайно мала. Приходилось останавливаться. Я не имею в виду обычные остановки на еду, отдых и сон. Приходилось останавливаться на многие годы.

Первой такой остановкой была северная широта 23.5 градуса — тропик Рака. Там люди впервые встретились с ещё не очень грозным явлением природы — временами года. Это для нас с вами — явление рядовое. А для них было — исключительное. Без выработки навыков выживания в нём дальше идти было нельзя. Перед этим вся жизнь была подчинена условиям существования в тропиках: двенадцать часов — день, двенадцать часов — ночь. Ночью — прохладнее, чем днём, но не очень, под шкурой незаметно. А за тропиками — заметили сразу. На земле не очень-то и поспишь. Даже если жердей и травы постелить — холодно ночью даже под шкурой. Пришлось заняться творчеством, придумывать укрытия от дождя и ветра, размещать и сберегать в них огонь, строить что-то похожее на жилище.

Оказалось, что на свете есть такой лютый враг — зима. Конечно, к северу от тропиков снега ещё нет. Однако природные циклы уже есть. Уже есть листопадные деревья, уже есть растения, замирающие на зиму. Есть животные, мигрирующие согласно природным циклам. Вдруг то, на что вчера охотились, сегодня пропало. Что есть будем? Пришлось крутиться, приспосабливаться. Кто не смог — вымер по законам природы. Немало лет надо потратить, чтобы научиться возделывать злаки и овощи, не дожидаясь милостей от неё, матушки. Так что поспешали медленно, чего и нам завещали в накопленной веками мудрости.

Вечером у костра наблюдали движение звёзд. Времени-то было много. Заметили, что звёзды проплывают по небу с востока на запад. Кроме одной, едва возвышающейся над отдалённой линией леса. Она оставалась на своём месте и вчера, и месяц, и год назад, и десять. Так родилась астрономия. Теперь эта звезда называется Полярной. А тогда, думается, она называлась Путеводной. Она всё время лежала впереди них, указывая путь.

Полярная звезда. Взято из интернета.

Как только люди немного обживались на новом месте, они двигались дальше по реке и прибрежным местам. Последней на африканском континенте большой остановкой был нынешний Египет, тогда ещё пустынный, в смысле, — безлюдный. Это был новый вызов, качественно новый. Даже в наше время там раз в сто лет выпадает снег. Возможно, это была остановка в тысячу лет. Слишком много задач предстояло решить молодой цивилизации. Большой объём требовал большого количества времени потому, что люди живут долго ( в то время лет тридцать, до сорока). А нужно было накопить и закрепить в генах новые навыки и качества, способность к выживанию в агрессивной среде.

Человек блестяще использовал эту передышку перед очередным качественным броском на север. Создал науку, технику, искусство, идеологию-религию. Это всё включало в себя письменность и технологии. Строительство в современном смысле этого слова стало необходимостью. Только в прочном, теплоёмком жилище возможно выживание человека в условиях зимы, пусть и египетской, поскольку генетически мы до сих пор рождаемся существами, приспособленными к существованию в условиях комфортных температур тропиков.

Итак, на территории современного Египта возник первый прототип современной цивилизации с её атрибутами. Это было сообщество людей под единым руководством, с общими правилами, обитающее на обжитой территории в домах («хатах»). Не знаю, можно ли назвать это сообщество государством. Но уверен, что сами жители называли его Ха.