Камень, который отвергли строители

Природа человека не меняется. Как Вы думаете, почему наши предки выделили для поселения Ивану-Энею-Рюрику будущий Ярославль? Абсолютно верно. Просто более южные земли уже были заняты. Молодого — на верхнюю койку, даром что призвали ими княжить. Не учли, что ему сам Бог ворожит.

Взято из интернета

Поставил на урочном месте Рюрик Новый Город Славенск и княжить начал. Земли собирать. Как царём быть — его учить не надо было — в самом Иерусалиме — Царь-Граде — Трое практику и ординатуру проходил. Может быть и пожалели уже челобитчики, что призвали его — больно круто взнуздал он «вольных пахарей» — да только поздно стало кулаками махать, царь оказался настоящий. Отец, когда борозду ведёшь в указанном направлении, а чуть в сторону вильнул — лютый тать -, прощай, буйная головушка, вернёшься, когда мозги отрастут!

Долго ли, коротко ли, а в намеченные сроки «камень, который отвергли строители, сделался главою угла». Прибрал Рюрик к рукам всё Северное Причерноморье и Поволжье со всем, что было волею и неволею. И потомкам своим завещал крепить долгорукость эту. Потомки под стать ему были, и вскоре в его честь Всемирную Империю организовали, как завещал великий Рюрик, как учила кафолическая партия, пардон, церковь, про песок морской и всю землю им. Так немного погодя и сделали.
А надо понимать, что сделали не потому, что захотели — мало ли кто что хочет, видали таких! — а потому, что не пустые слова про дом Богородицы да Божий заступ. Свет клином сошёлся на России! Вот, к примеру — места. Отличные, как сказал поэт, воздушные. И отличные, и много. А главное — безопасные! На севере и востоке — никого. На западе — леса, способные и сейчас удручить любого потенциального агрессора. На юге — море, затем по рекам, и опять же лесам! Наступать — только против течения. Моторов не было. Ветер когда помогает, а когда и мешает. И всё равно — против течения! Не позавидуешь. А наоборот — с дорогой душой. Неурожай там, или какая ещё надобность — мало ли! — в струги попрыгали и двинули вдоль дружественной среднерусской природы с гуслями, дудками да сопелками душеньки молодецкие тешить. А и грести не надо: Волга-матушка сама довезёт до Дона-батюшки, а он — до Моря Русского, а там и рукой до Царь-Града подать (плавали, знаем!) — пожалуйте на ворота щита прибивать, а мы молоток с гвоздями подержим.

Да Бог с ним, с Царь-Градом-то! Земля настолько обильна оказалась, а народ-то до того шустрый, да до труда охочий, что Библия исписАлась вся, как этот «древний Египет» для тощей Европы при её неуродах да голодных годах житницей служил — всем хватало, и ещё оставалось. И здесь вышнее заступничество неоскудевающей рукой орало с хлебопашцами вкупе. Не надо было на этой земле воду на заморенных ишаках из мутных арыков за семь вёрст возить — Господь дождь посылает в изобилии, чтоб народ его труждался не очень. Так это ещё не всё! Надоумил Всевышний леса выжигать, а на выжженном месте хлеб сеять. Больше двухсот лет жгли, русское поле формировали, чтоб про колосок петь, для души. Заодно. Но — хлеб — всему голова — для него, конечно, в основном. На этом выжигании целое новое сословие образовалось — огнищане. Уважаемые люди были, важное дело делали. И вот, смотрите, как звёзды сошлись. Просторы великие, богатства неисчислимые. Урожай — что там ещё неразвитая Европа — несметные табуны коней, едва не дохнущие от обжорства на заливных чернозёмных луговых травах между Волгой и Доном, укрывающих верхового, — а им еще и зерно предлагают в неподъёмных количествах. Изобилие! И родилось от этого изобилия (кроме хлеба всего остального по ноздри было и в полях , и в лесах) великое множество людей. А ведь и ремесленники времени даром не теряли. То, что утвари всякой понаделали, инструмента — не про то разговор. Оружия понаковали невпроворот. Леса жгли — помните? А леса красивые, часто берёзовые, шляйся хоть босиком, хоть в лаптях! А берёзовый уголь — первое дело для хорошей углеродистой стали. Лучше тогда не было. Вскорости появилось, но опять же, нам в руки упало, слава тебе, Господи!

Смотрите, что получается. Всё, как обещали. Всего полно: людей, коней, еды, корма, транспорта, инструмента, словом, всего, что только душеньке угодно. Долго ли такая сильная квашня в кадке усидит? Вот она и попёрла по всему свету по закону сообщающихся сосудов. А потомки тех, кто выжил на наших хлебах, сочинили нам «современную историю», что были мы никто, звали нас никак, возникли по недоразумению, и отстали от прогресса навсегда. Невдомёк им, что русский мужик велик стал по своей и Божьей воле, и в современность влип по ней же. Надоест Ваньку валять, поднимется, не сомневайтесь, милые.

Основано на материалах Новой Хронологии.

Конец Троянской войны — начало России

«Увидеть Париж — и умереть!» — кто же не знает этой расхожей фразы?

Взято из интернета

Однако, умереть мы всегда успеем, давайте лучше разберёмся. Для этого постараемся заглянуть в зеркало нашей пра-пра-пра- и т.д. бабушки. В этом нам опять поможет наш словарный нанодетектор, не в Сколково деланый. С его помощью разлагаем слово на составляющие: Па-рис. Что получилось? В этом зеркале мы опять видим знакомое лицо. Правильно: «Пришедший русский»! «Рис» в центральной Европе поздних средних веков значило «русский». Не верите — почитайте хотя бы немцев.

Сами французы с гордостью заявляют, что ведут свой род от троянцев. И они правы. «А что же мы? И мы — не хуже многих!» Даже лучше. Ведь нас благословил сам Христос. В прямом смысле.

Троянская война была долгая и кровопролитная. Столица была укреплена добротно, экипирована по тогдашнему последнему слову науки и техники, вооружена до зубов, опытных и отважных воинов — в избытке, закрома полны, дух подпитывался осознанием того, что пощады не будет — вина очевидна. Потому Троя стояла неприступной твердыней довольно долго, хотя мстители тоже не лыком были шиты — и готовились основательно, и вооружены были не хуже, а по коням — так и лучше,- даром, что везли их через море на стругах, и стругов-кораблей было впечатляющее множество. На стороне осаждающих было два преимущества: первое — моральное, — они пылали жаждой праведного мщения; второе — аморальное, не очень-то афишируемое, но по силе эмоций, возможно, посильнее первого — Троя сказочно богата! И планы грандиозного грабежа — за что боролись! — лелеялись с новой силой после каждой безуспешной атаки. Судьбу Трои в конце концов решили не «ковровые бомбардировки» огнемётных машин и не лобовые атаки на укрепрайоны «а-ля Жуков», а простая, человекосберегающая тактика применения мозгов и знание матчасти. Въехали прямо в Трою «на коне», застав провинившихся врасплох. Использовали старый водовод (акведук), конём идущий прямо в город. В «коне» пришлось немного поковыряться, вынуть каменную заглушку — не живой, почти не испачкались.

Перед смертью Христос, по Библии, поручил свою мать Марию попечительству своего ученика Ивана: «Се — мать твоя». И матери — усыновить Ивана: «Жено! Се — сын твой». С этих самых пор наших предков стали звать не только скифами (скитами, китами, китайями и даже скОтами (как до сих пор себя зовут шотландцы), но и сарматами. Кто ещё не привык пользоваться нашим немудрящим алгоритмом, поясню: сар-мат значит мать царя дословно, то есть мы все — потомки царской матери, Марии Богородицы и наших славных предков-славян. Обитали они в окрестностях Русского моря и по рекам, в него впадающим.

В 1204 году (скоро сказка сказывается…) ход конём дал желаемый для нападающих результат. Троя пала и запылала. Знаменитое сожжение Трои отразилось в русских летописях как одно из мщений Ольги, учинённое с помощью «авиации» — воробьёв и голубей, принёсших в свои гнёзда под стрехи домов троянцев зажжённую ею паклю. Судя по стилю, наши «древние летописцы» не гнушались использовать в качестве литературных негров «древних греков».

Троя ещё пылала, когда судьба России была решена. Иван (Эней, известный нам как «Рюрик»), собрал семью, особо бережно «Пенаты» (религиозные символы), и отбыл на карантин в провинцию. «Маршрутка» шла, как по расписанию. Путеводная (Полярная) звезда вела точно. Первую остановку сделали на родине отмщённого Тавра (кому больше нравится — Агнца) — в нынешнем Крыму. Мать Мария захотела отойти от мира и своего горя, и провести остаток дней на родине своего сына — Бога, уединившись в Чуфут-Кале, близ Бахчисарая. В честь её памяти там стоит знаменитый скальный Успенский монастырь. Наши цари много и часто совершали паломничества туда, но никогда — в нынешний парк развлечений, именуемый с 18-го века громким именем Иерусалим.

Взято из Википедии

Иван-Рюрик хорошо знакомым путём «из греков в варяги» — по Дону, до Волока Ламского, далее волоком в Волгу, прибыл на выделенное князю место, где и основал город Славенск (в память о белых людях , из чёрной Африки сл.. и славянами ставших). Местные потом город перекрестили в Великий Новгород, ныне Ярославль. В честь Ярослава, как местные же прозвали. Кстати, маленькое отступление. В слове «Ярослав» никакой ярости нет (ох, уж эти кровожадные русские!). Понять это помогли старые карты, на которых он написан как IEROSLAW. Думаю, вы уже сами поняли, что это значит «Есть русская/белая слава». Здесь Иван-Рюрик и стал княжить, распри уничтожать, земли собирать. Да государство Российское строить по образу и подобию центра мира (если хотите — Рима), Иерусалима, Трои, Царь-Града, Бизантия. Устройство знал хорошо, строить умел отлично. Результат не замедлил сказаться. Да и везенья было — «хоть отбавляй» — как-никак — дом Богородицы, да и Сын с небес одобрял и поддерживал.

Вот отсюда и есть пошла Русская Земля. Да и как пошла! До сих пор — только руками развести. «Дай ответ! Не даёт ответа.» Однако, и мы попытки постигнуть непостижимое не оставим! «Правильно я говорю? Правильно!»

Основано на материалах Новой Хронологии.

Исус. Начало глобализации

Вы, наверное, думаете, что глобализация началась в 20-м веке? Напрасно, «всё уже было украдено до вас» (Операция «Ы»). Я сейчас начну описывать события жизни молодого Христа и молодого христианства, а Вы сами увидите, что эти времена и были моментом начала глобализации, что исторический процесс идёт в борьбе двух противоположных тенденций — центробежной и центростремительной.

Святая София. Богоматерь с младенцем Фото автора

Что собой представляла картина расселения белых людей к этому времени? Центр, конечно, в центре мира — в Иерусалиме, в Царь-Граде, в Илионе. Почему Илион — потом расскажу. В нём осели те, кто в последствии стал «древними греками». Поляки, вы уже знаете, первыми вырвались на не очень плодородные просторы будущей Европы. Чухонцы, простите за анахронизм, сделали шаг в сторону и стали впоследствии уграми, мадьярами, венграми, однако, далеко не отрывались от центра. Не все, конечно. Те из них, кто помобильнее, стали впоследствии, по мере расселения, кто мордвой, кто финнами. По берегам Днепра бродили «туристы», ставшие украинцами, а восточнее их — развесёлая компания неугомонных искателей счастья, кто в последствии выбрал себе всё ныне присутствующее многообразие ников, с помощью которых они пытаются отделить себя друг от брата.

Дорога тех, кто вообще не знал, и не хотел знать, преград, была дальняя — До Великого (Тихого океана) через территории, широко известные в 17-18 веках как Великая Тартария, о чём нам почему-то ныне в школе постеснялись сообщить. А зря. Чем лучше знаешь местность, тем более правильную дорогу сможешь выбрать. Кстати: слово Тартария пришло к нам из поздней, западной интерпретации. Не было ли оно изначально Дар Дария? То есть Божьим Даром, той самой Землёй Обетованной? Этой самой землей, вдоль Амура, дошли наши предки и до Макаренских островов, ныне известных как Япония. И на этих островах поселились. На занятиях по воинскому искусству показывали молодым приёмы, командуя: «Вонзай!» и били с гордостью себя в грудь, заявляя: «С Амура я!» Ничего не напоминает? Ну-ну.

Между тем, в условиях благодатного Крыма, который ещё не знал, что он кому-то принадлежит, возрастал первый человеческий гений, оплодотворённый самим Богом, с поджидающей его прекрасной и ужасной судьбой. Всё у него необычно было с самого зарождения его прекрасной и трагической жизни до самого неповторимого её конца. Хоть он и родился в необычной обстановке, в пещере, а в честь его рождения Отец устроил такой фейервек, какой недоступен ни одному олигарху (Вифлеемская звезда и комета Галлея). А сам младенец был окружён волшебным сиянием. Глаза его были пронзительного голубого цвета, выделяющегося своим прекрасным видом даже среди голубоглазых же соотечественников и родственников. Рос не по дням, а по часам, крепким и сильным, статным и высоким. А главное — не по годам мудрым. Эта же ума палата принесла ему первый горький жизненный урок.

Святая София. Купол. Богоматерь с младенцем. Фото автора

В юношестве мессианский огонь жёг его душу и требовал выхода. Он попробовал обратиться с проповедью к соотечественникам. Ничего не вышло. Не стали слушать «молокососа». Без поражений нет побед. Он вынужден был сделать доселе знаменитое наблюдение: «ИСТИННО ГОВОРЮ ВАМ: НИКАКОЙ ПРОРОК НЕ ПРИНИМАЕТСЯ В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ.» (См. НХ). Это его не остановило. Божественная сила отправила его в странствия, в которых он продолжил нести свет миру. До нас эти деяния дошли в виде путешествия Андрея Первозванного по Днепру. Равно, как и то, что Христос дошёл до Индии. Это правда. Но надо чётко понимать, что в то время Индия была не тем, что она сейчас. Был глагол «инде», означающий «Где-то там, далеко». А Индия — означала просто «далёкая земля». Для «древних греков», сидящих в Царь-Граде, северное причерноморье уже было Индией. А для живущих к северу и востоку от моря — Бизантий был заморской землёй. Впрочем, хорошо знакомой, оттуда пришли. Кстати, загадочная Никея не имеет никакого отношения к «богине Нике» (с фантазией у «древних греков» проблем не было, может, перестали вино разбавлять). Пишется она до сих пор Nicea. «С» читается и как «с», и как «к». Опять «Операция «Ы». Сейчас читают «Никея». А было «Нисея», то есть, Низея, город «внизу» Русского моря, на южном берегу его.

После Днепра Христос пошёл на Русь. Не надо забывать, что он был знатного (царского) рода. И не один на Русь отправился, а с матерью — Богородицей. В этот период он известен в разрешённой истории как Андрей Боголюбский. А до наших дней на местности остались Боголюбово и Диево Городище. Дий (Дый) — одно из его имён. Это не вся география. Отметился и Великий Новгород. По крайней мере, то поселение, которое было на его месте до основания Славенска, потом Ярославля (Великого Новгорода) Рюриком (позже и об этом поговорим). Не путать с современным населённым пунктом под этим славным именем, которому выпала сомнительная честь, когда Романовы тасовали колоду, мухлюя. Андрей Боголюбский очень любим в истории и памяти народной. Но новгородцы должны быть благодарны не ему, а его царственной матери, которая мудро уговорила молодого, горячего сына снять осаду, отменить штурм, не лить кровь соотечественников.

Так и жил весь тогдашний мир (и Рим) — во единстве, во связи и взаимозависимости. Пока не пришла весть, что дорога на Царь-Град открыта, преграды пали, трон свободен. Народ ждёт законного претендента (не путать с президентом) на престол. Как ни весело жилось на гостеприимной Руси, как ни пристрастился он к молодецким забавам да охотам, а пора и честь знать. Да и не мальчик уже, но муж. Государственные дела позвали в дорогу. Мир опять замер на пороге перемен.