Первые европейцы. Откуда польский гонор пошёл.

Белые люди пришли в центр тогдашнего мира. Натура человека определила пути дальнейшего развития истории. Ещё недавно все было очень едино и монолитно. Целый народ, все племена шли единым маршем к единой цели, преодолевали общие преграды, решали единые задачи, подчинялись единой воле, соединялись в единой вере. Сообщество равнодостойных, единомышленников, единотрудников пришло в Землю Обетованную.

И тут все человеческие качества немедленно стали работать над дальнейшим преобразованием общества. Проявились две основные тенденции: центростремительная и центробежная. Представители первой, домоседы, сформировали состав «местных», «коренных» жителей. Тех, из кого вскоре получились те, кого в официальной истории именуют «древними греками». Для позднего советского времени уместна аналогия с «коренными москвичами». А вторая половина за много поколений Исхода накопила в генах непоседливость, и предпочла не останавливаться, а исследовать мир дальше. Их аналог — «лимита», когда они возвращались в столицу.

Эта «развилка» — и причина образования «наций» и государств, и основа продолжения исследования, колонизации мира, а в последствии — и объединения его во Всемирную Империю Рюриковичей, самую успешную и эффективную систему управления, когда либо созданную человечеством.

Эта же развилка положила начало созданию вооружённых формирований, «дружин» (объединению друзей, на первых порах), позже переросших в армию. Поначалу целью дружин было защищать силой оружия нажитое имущество от посягательств «бродяг» — тех, кто ушёл познавать мир дальше, но в силу естественных обстоятельств принуждён был возвращаться в хорошо известные места.

Photo by stein egil liland on Pexels.com

Так появились нынешние поляки, описанные в официальной истории как «половцы». И то, и другое определение значит «живущие в полях». В этой самой официальной истории «половцы» почему-то всё время нападали на «Константинополь». А у них был выбор? Группа непоседливых славян (поляки — славяне) не стала останавливаться на достигнутом, и покинула одним прекрасным весенним деньком гостеприимные берега Придешского царства, и ушла на поисках воли и доли на северо-запад, в поля, где теперь Польша. Степные дороги, которые они протоптали (скорее всего уже на конях, ведь Ханаан — ареал обитания диких копытных) назвали шляхами, а себя, поселившихся вдоль шляхов — ляхами. Чудо, как хорошо в полях весной, летом и осенью! Тиха украинская ночь, и т.д. Но в слове северо-запад — ключевое слово — север. Польша — не бог весть какая Арктика. А всё же не Босфор.

Иная зима заставляла молодых исследователей и колонизаторов будущей Европы делать работу над ошибками и возвращаться в родные пенаты — в «Константинополь». Но там их уже и не ждали. И не рассчитывали на ораву бывших друзей, превратившихся в одночасье во врагов — «варягов». И без боя припасы и добро не отдавали. Тут вам и набеги «половцев» на «Константинополь». А всё же поляки северо-запад обжили, к зимам приспособились и привыкли. И стали первыми европейцами. Отсюда и знаменитый польский «гонор», как видим, вполне заслуженный.

Как южане до Крайнего севера дошли

Созданные для существования в комфортных условиях Ваны (нынешней Саванны), наши предки дошли, в конечном итоге в их стремлении на север, до грани возможного выживания вида и создания поселений на побережье и даже на островах Мёрзлого моря (нынешнего Северного Ледовитого океана).

Конечно, технологии, изобретённые ими во время стоянки в земле Ха, призваны были обеспечить успех освоения (колонизации современным языком) всех ещё пустынных, неразведанных земель. Уверен, что Бог уже тогда, задолго до Христа, поведал им, что они — его богоизбранный народ, что он умножит их как песок морской, отдаст им всю землю, а от них самих произведёт все остальные народы.

Ещё сравнительно недавно, по крайней мере в СССР, все знали, что возрастание роли партии на современном этапе определяется возрастанием масштабов и сложностью задач. Две тысячи лет назад масштабы задач мелкими и простыми никто бы не решился назвать. Наоборот, люди открывали, познавали, покоряли (выберите что нравится) мир.

Запасать еду различными способами они научились легко и довольно быстро. Климат позволял успешно её сушить. Обилие солнца, наличие мелких солёных водоёмов и навряд ли меньшее обезьяньего любопытство позволили научиться солить пищу и хранить её в засоленном виде.

Было множество других придумок и находок, позволявших человеку выживать в незнакомых, более суровых условиях более короткого дня и более низких температур. Но одна технология обеспечивала безусловное превосходство человека в борьбе с природой, давшая ему почти необъятную свободу действий. Какая, по-вашему? Слышу ответ: водка!

Остроумно, но есть минимум два возражения. Первое: водку изобрели значительно позднее. Скорее всего, во времена свадьбы в Кане Галилейской (см. Новую Хронологию). Второе: учёные установили, что водка на морозе — это скорее не метод выживания, а метод менее болезненного перехода в мир иной.

Человеку помогла завоевать мир — баня. Недаром она до сих пор так любима в народе. Даже в наши дни рядом с домом ставят баню (при возможности). Она давала человеку способность поддерживать температурный баланс в холода. Она могла служить запасным источником тепла, когда лютые морозы не позволяли протопить дом, либо при недостатке дров. Она была естественным дезинфекционным пунктом. Недаром ещё совсем недавно существовал обычай рожать в банях. Не придумано лучшего природного средства для борьбы с переохлаждением и для закаливания организма.

Взято из Википедии

Окиньте мир объективным взглядом. Где бани популярны до сих пор? У славян, у финнов, у турок. Уверен, никому не надо объяснять причины.