Трагедия «Ренессанса»

В современной истории эпоха Ренессанса, или Возрождения, преподносится как исключительно положительное явление. Народы вдруг вспомнили, как прекрасно всё было «в античности»: литература, поэзия, искусство, архитектура, словом, всё, — и дружно кинулись всё это воплощать в современную им реальность. По крайней мере, пытаться, хотя бы в декларациях о намерениях. Вот что говорит об этом самая неангажированная из ангажированных Википедия.

Рим. Замок Ангела. Взято из интернета

Возрожде́ние, или Ренесса́нс (фр. Renaissanceитал. Rinascimento от лат. renasci «рождаться опять, возрождаться»[1]) — имеющая мировое значение эпоха в истории культуры Европы, пришедшая на смену Средним векам и предшествующая Просвещению и Новому времени. Приходится — в Италии — на начало XIV века (повсеместно в Европе — с XVXVI веков) — последнюю четверть XVI века и в некоторых случаях — первые десятилетия XVII века. Отличительная черта эпохи Возрождения — светский характер культуры, её гуманизм и антропоцентризм (то есть интерес, в первую очередь, к человеку и его деятельности). Расцветает интерес к античной культуре, происходит её «возрождение» — так и появился термин.

Термин Возрождение встречается уже у итальянских гуманистов, например, у Джорджо Вазари. В современном значении термин был введён в обиход французским историком XIX века Жюлем Мишле[2]. В настоящее время термин Возрождение превратился в метафору культурного расцвета.

Давайте посмотрим, что находится под этой яркой, привлекательной обёрткой. Для начала поставим явление на его истинное место на шкале времени реального, а не гибридного. Помните, мы обсуждали, как в Европе, в частности в Италии, удревнили историю Средневековья на 150 лет? Чтобы не тратить времени даром, продолжим. А желающие могут уяснить суть исторических сдвигов и найти исчерпывающие объяснения на страницах Новой Хронологии. Находим реальное время событий: начало 17-го века. Как раз время распада Всемирной Империи Рюриковичей в результате смуты и гражданской войны (опричнины), устроенной Захарьиными-Романовыми. И, как следствие, время неспособности России обеспечить укрепление былого единства, длившегося триста лет, военным путём, неудачи так называемой Ливонской войны. Время установили, теперь очередь высветить причины. Они банальны и знакомы нам, как грабли, бег по которым мы никак с тех пор не можем прекратить, каждый раз глубоко изумляясь, получив очередной удар в лоб. Суть явления очень хорошо передал персонаж «Поднятой целины» Шолохова Яков Лукич Островнов, объясняя свои вредительские действия нашим извечным «хотел как лучше». Проходя через чистку 15-го века, копя обиды и расшатывая устои в 16-м, сбросив ненавистное иго России в 17-м, Европа стала ностальгировать по веку 14-му, назвав его «античностью», в которой было не только изобильно и вольготно жить, но ещё и тихо, комфортно, безопасно. Прошло без малого триста лет, воспоминания и сказания о периоде благоденствия и расцвета были очень свежи и актуальны для живущих в 17-м веке. Это для нас, для пущей важности официальные идеологи погрузили «античность» в пыль веков, соревнуясь, кто больше. А современники 17-го века хотели иметь имперское изобилие и свободы (об этом ещё поговорим), а собственные усилия применять в основном на ниве потребления. Как истинный зануда, не устаю повторять, что законы природы действуют независимо от наших желаний и планов. Нет в мире силы, способной отменить закон сохранения энергии. Пытаясь объяснить когда-то это сыну, теперь буду стараться втолковать внукам: «Независимость — хорошая штука. Но — очень дорогая». Коварство больших процессов в том, что они, во-первых длиннопериодные. Почти всегда плоды инициатив пожинать предстоит не инициаторам, а в лучшем случае детям, а то и внукам. И во-вторых, которое не менее важно, чем во-первых. Эти большие процессы, кроме длительности, ещё и очень инерционны. Это значит, что если вы обнаружили, что в результате вашего выбора вы едете не туда, куда запланировали, то сворачивать уже может быть поздно. Чем сложнее управляемый объект, тем более заблаговременно нужно корректировать траекторию, и такое воздействие должно быть максимально точным.

Но я не потому назвал Ренессанс трагедией, что развалилась Империя, от чего, в конечном счёте, проиграло человечество. И не потому, что «прорабы» Ренессанса не смогли малой кровью достичь великого результата (помните?: «Бревно останется бревном и до награды, и потом»). Нашим предкам удалось эмпирическим путём создать гармоничную равновесную систему, способную поддерживать и воспроизводить самоё себя в интересах как общества в целом, так и каждого индивидуума в частности. Судьба помогла, или Бог направил — сейчас уже не важно, система разрушена и не работает. А построена она была очень органично и эффективно. По сути, мы гордимся и любуемся до сих пор её плодами. В тех условиях она не могла получиться другой. Судите сами: относительно немногочисленный народ, когда все у всех на виду (несколько тысяч, может, десятков тысяч человек), долгое время идёт из североафриканской земли Ха к берегам Придешского царства. Мало того, что сам образ жизни в походе мобилизует лучшие качества человека, так он же ещё и высвечивает возможности каждого для окружающих, позволяет выдвинуть в лидеры действительно достойнейших. В то же время, этот же образ жизни заставлял этих достойнейших оставаться таковыми по множеству причин, важнейшей из которых было формальное равенство всех. Так были заложены основы кристаллизации и становления того, что потом назовут Res publica, что дословно значит просто русский народ. Знатность рода была почётной, потому что была заслуженной. Честь была дороже жизни. И эти устоявшиеся неписаные законы лежали в основе писаных, даже уже при царях. С детства по сказкам и фильмам всем знакомо выражение: «Здравствуй, Господин Великий Новгород!» Странники здоровались с городом? Конечно, нет. Они выражали почтение гражданам, соотечественникам, составлявшим его. «Древние, тёмные, неграмотные» граждане понимали, что человек без города бывает, а наоборот — никогда.

Ренессанс — это общемировая трагедия потому, что в его результате было сломано общество, основанное на равноправии, на знатности рода (которую трудно заслужить, но можно потерять). В результате пришла власть денег. И результат — на лице. Лицо современного человечества не нравится ему самому, что вполне естественно. Негодяй и разбойник, украв или ограбив честного человека или людей, становится «уважаемым гражданином» только потому, что у него есть деньги. Этот «лёгкий путь» подобен наркомании — не нужно трудиться — дозу принял, — и мир прекрасен; стырил гроши — хозяин жизни. Для того, чтобы распоряжаться свалившимся богатством, новая знать применила принцип «разделяй и властвуй». Было декларировано национальное первородство, древность каждого отделившегося государства, были объявлены нации, каждая лучше других. И религия — лучше остальных. Как следствие, Европа провоевала до наших дней по религиозным, политическим и экономическим соображениям. По этим же причинам появилось рабство, а в историю пришлось для оправдания всунуть рабовладельческий строй — уродливое измышление, невозможное в реальной жизни. Я не отрицаю раба как явление, но целое общество, на любом этапе развития, не может существовать на рабском труде, просто по законам природы.

Архитектура эпохи возрождения. Взято из интернета

Так и живём c 17-го века. В постоянном кризисе. Многие этого не замечают. Однако, присмотритесь повнимательнее, и вы сможете заметить присутствие кризиса системы управления. Другими словами, нигде в мире нет эффективного управления обществом и страной. Везде огромные непроизводительные затраты, система явно работает не в пользу человека. Эффективный баланс интересов общества и человека ещё предстоит найти. Стоит посмотреть, как это получалось у предков. Они сумели — сумеем и мы.

Данная публикация использует материалы Новой Хронологии.

Герб России и герб Турции. Похожи ли они?

Старый советский анекдот. Покончив с государственными делами, Арвид Янович Пельше развлекает Леонида Ильича Брежнева в Кремле. «Леонид Ильич, отгадайте загадку: сын твоего отца, но тебе не брат.» — «Не знаю.» «Так это ж — я!» — «Спасибо». Пельше ушёл, пришёл Подгорный. «Подгорный, отгадай загадку: сын твоего отца, но тебе не брат.»- «Не знаю.» «Дурак ты, Подгорный, это ж Пельше!»

Взято из интернета

Бурные события конца 12-го — начала 13-го веков в Придешском царстве, оно же Троя, оно же Иерусалим, оно же Царь-Град, оно же Бизантий и прочая, стали одной из узловых точек развития истории, религии, международной политики, и прочая. Прежде всего — это та почка, из которой впоследствии выросли ветви современных религий. Пока ещё только в виде концепции, идеи, возник иудаизм. Потому, что последовавшая персонификация религии во Христе вошла в противоречие с неприятием Троицы, отрицанием божественной сущности Христа и Духа Святого в зарождающемся иудаизме. Но и только что возникшее христианство раскололось прямо с момента рождения. Сразу возникли две ветви.

Взято из интернета

Первая — царское христианство (термин НХ). Поскольку воскресший царь был родственником воссевших на престол после него, то и они объявили себя богами, и стали требовать к себе соответствующего поклонения. Фантазией «древних греков» они стали Олимпийскими богами, а фантазией официальных историков они были объявлены «язычниками». Вторая — апостольское христианство — последователями которой стали сначала апостолы — ученики Христа — а затем и те, кого потом назвали «первыми христианами», признающими Богом лишь Христа, но не его родню. Вначале доминировало царское христианство, сохранившее в своём культе черты древней религии, принесённой ещё из Африки, практикующей кровавые жертвоприношения и устраивавшие «Олимпийские игры» в память и почитание Аполлона-Христа, Юпитера-Христа и т.д. Архаичной версии религии пришлось уступить место более популярной в народе, апостольской, когда представители обеих сошлись в грандиозной битве на поле Куликовом.

События на Голгофе, как и вся жизнь и деяния Христа, стали символом, знаменем, гербом тогдашнего государства, ныне Турции. Ответ на вопрос заголовка: нет, они не похожи. Герб России и Турции — один и тот же символ. Судите сами. Что изображено на гербе Турции? Современная трактовка — луна и звезда, как символ солнца. Словом, солнце и луна. Что вижу — то пою. Ночью луну, днём солнце. Изобретательно, достаточно, чтобы убедить невзыскательного читателя. Но очень пресно. Символами государства становятся знаки, способные будить патриотические чувства, гордость за свою страну, на грани экстаза. На гербе Турции — ни больше, ни меньше — рождение и смерть Христа — Вифлеемская звезда и затмение 1 мая 1185 года — события планетарного масштаба, а не ежедневные восходы и заходы небесных светил!

Приходится признать, что наш двуглавый орёл, хоть и графическое развитие великого символа земной жизни Христа, и более позднее воплощение герба, однако дополнившее его до значения вселенского. Когда Бог отдал-таки народу весь мир, умножил его как песок морской, и рассеял по всему свету, и стала Рассея от слова «рассеяние».

P.S. Для тех, кто не уловил визуальных ассоциаций, охотно поясню, что в простёртые крылья орла превратился «круассан» (месяц), а в скопление голов, корон и крестов — звезда. Без двух голов нельзя было обойтись не только по соображениям симметрии, но, в основном, чтобы подчеркнуть, что Империя — всемирная, и на востоке, и на западе.

Основано на материалах Новой Хронологии.

Проникновенье наше по планете

Photo by Pixabay on Pexels.com

Около тысячи лет тому назад начался естественный процесс «ползучей» колонизации (освоения) территории нынешней Евразии, и через пролив -нынешней Америки. Этот процесс питался в основном естественным ростом населения при благоприятных внешних условиях и правильной организации общественной жизни в Иерусалиме (Трое, Киеве, Бизантии, будущем Константинополе) и естественным желанием людей познавать мир.

На первых порах, около двух сотен лет, этот процесс централизованно никем не регулировался и не направлялся. С одной стороны, не было ещё государства, в нашем понимании, а значит, не было «учёта и контроля». С другой стороны, у людей была воля, тяга к которой до наших времён сидит в наших генах, хоть мы уже давно не в Придешском царстве живём.

Этим двум векам свободы мы обязаны картиной расселения коренных народов, вышедших из Африки, по лицу Земли. Сказки про рабовладельческий строй — на совести апологетов официальной истории. Те, кого они называют рабами, появились позже, с появлением государства, армий и войн. В результате войн появляются пленные — холопы, то есть рабы. Появляется и слово «работа», то есть «работА» — подневольный труд. На таком труде никакое общество держаться не будет. Законы природы на хромой козе не объедешь.

Объединяла их религия, по сути христианство, но ещё не персонифицированная во Христе. Хотите называть её язычеством — воля Ваша, в том нет большого греха. Язык был общим (см. Библию). Хотя, безусловно, в тесных этнических группах постепенно вырабатывался свой, местный, со временем всё более удаляющийся от пра-языка с его ограниченным в силу естественных причин объёмом слов.

Теперь мы знаем тех, кто ушёл на запад и юго-запад как этрусков (ещё недавно их называли тирренами). Те, кто ушёл на восток, сегодня известны как армяне и грузины. Те, кто ушли за Кавказ, назывались персами. Прошу прощения у тех, кого не назвал. У меня нет намерения перечислить всех, только показать общую картину. Те, кто ушёл на север, в обход Русского моря, и поселился в окрестностях, ныне известны как русские, украинцы, белорусы, татары. Те, кто, обойдя море, пошёл дальше на восток, частью добрался до пролива Айнов, дав ему своё имя (к тому времени немного отошедшее от привычного Иван). Этот пролив много позже вновь «открыл» Витус Беринг по приказу Романовых.

Часть тех, кто ушёл на восток, встретили в степях таких же бродяг-монголоидов. И объединились, и соединились с ними. От них и пошли наши и американские северные народы, и американские индейцы. Фоменко и Носовский не зря предлагают задуматься о «созвучии» черкесов и ирокезов, иноков и инков. Почитайте о Библии индейцев, много интересного и поучительного найдёте. А те, кто дошли до Студёного моря, стали поморами. Немногие уцелевшие древние карты (доромановские) показывают множество поселений на берегу океана, и даже на Новой Земле, вновь «открытой» во времена Романовых. Поморы у «древних греков» были гиперборейцами, живущими за ветрами. Кстати, заселённость этого пространства говорит о том, что климат тогда был помягче, примерно как сейчас.

Никаких «европейцев»(англичан, французов, итальянцев, испанцев, португальцев и тому подобное) тогда ещё и и в помине не было. Они начали появляться лишь в 14-м веке как продукт «великого переселения народов», то есть плановой колонизации Европы.

От исхода до исхода

Итак, белый человек ушёл из своего рая, либо был изгнан из него, либо отправился на поиски земли обетованной. Причин, как водится, было несколько, но целый народ покинул обжитые места и отправился на поиски лучшей доли. Нечто подобное, по смыслу, мы наблюдаем сейчас: Африка двинулась в Европу.

Шли медленно, неравномерно, преодолевая большие трудности. С детьми на руках, с небогатым скарбом на плечах. Скорее всего колесо и было изобретено, когда то, что нести тяжело, а бросить жалко, запустило процесс отбора в нашем геноме (наборе генов, передающихся по наследству) таких качеств, как смекалка и предприимчивость. В результате волокуши уступили первенство примитивным, но значительно облегчающим труд и дающим большее удобство колёсным повозкам.

Сознательно ли, или потому, что повезло, весь путь пролегал по течению нынешнего Нила, а тогда просто Ра . Что означало «река». Что-то тяжёлое, массивное, сплавляли по воде на плотах. Небольшие по весу (равному примерно весу двух тогдашних людей — около 100 кг) грузы перевозили в лодках-долблёнках. Металлических инструментов, скорее всего, тогда ещё не было. Не было особой нужды, а самое главное — не было технологий . Примитивные очаги конструктивно годились лишь для приготовления пищи, плодородные влажные земли под ними не содержали руд в достаточной концентрации и не прогревались до температуры, позволявшей получить малейший сляб как побочный продукт жаркого на углях.

Скорость передвижения в тех условиях была чрезвычайно мала. Приходилось останавливаться. Я не имею в виду обычные остановки на еду, отдых и сон. Приходилось останавливаться на многие годы.

Первой такой остановкой была северная широта 23.5 градуса — тропик Рака. Там люди впервые встретились с ещё не очень грозным явлением природы — временами года. Это для нас с вами — явление рядовое. А для них было — исключительное. Без выработки навыков выживания в нём дальше идти было нельзя. Перед этим вся жизнь была подчинена условиям существования в тропиках: двенадцать часов — день, двенадцать часов — ночь. Ночью — прохладнее, чем днём, но не очень, под шкурой незаметно. А за тропиками — заметили сразу. На земле не очень-то и поспишь. Даже если жердей и травы постелить — холодно ночью даже под шкурой. Пришлось заняться творчеством, придумывать укрытия от дождя и ветра, размещать и сберегать в них огонь, строить что-то похожее на жилище.

Оказалось, что на свете есть такой лютый враг — зима. Конечно, к северу от тропиков снега ещё нет. Однако природные циклы уже есть. Уже есть листопадные деревья, уже есть растения, замирающие на зиму. Есть животные, мигрирующие согласно природным циклам. Вдруг то, на что вчера охотились, сегодня пропало. Что есть будем? Пришлось крутиться, приспосабливаться. Кто не смог — вымер по законам природы. Немало лет надо потратить, чтобы научиться возделывать злаки и овощи, не дожидаясь милостей от неё, матушки. Так что поспешали медленно, чего и нам завещали в накопленной веками мудрости.

Вечером у костра наблюдали движение звёзд. Времени-то было много. Заметили, что звёзды проплывают по небу с востока на запад. Кроме одной, едва возвышающейся над отдалённой линией леса. Она оставалась на своём месте и вчера, и месяц, и год назад, и десять. Так родилась астрономия. Теперь эта звезда называется Полярной. А тогда, думается, она называлась Путеводной. Она всё время лежала впереди них, указывая путь.

Полярная звезда. Взято из интернета.

Как только люди немного обживались на новом месте, они двигались дальше по реке и прибрежным местам. Последней на африканском континенте большой остановкой был нынешний Египет, тогда ещё пустынный, в смысле, — безлюдный. Это был новый вызов, качественно новый. Даже в наше время там раз в сто лет выпадает снег. Возможно, это была остановка в тысячу лет. Слишком много задач предстояло решить молодой цивилизации. Большой объём требовал большого количества времени потому, что люди живут долго ( в то время лет тридцать, до сорока). А нужно было накопить и закрепить в генах новые навыки и качества, способность к выживанию в агрессивной среде.

Человек блестяще использовал эту передышку перед очередным качественным броском на север. Создал науку, технику, искусство, идеологию-религию. Это всё включало в себя письменность и технологии. Строительство в современном смысле этого слова стало необходимостью. Только в прочном, теплоёмком жилище возможно выживание человека в условиях зимы, пусть и египетской, поскольку генетически мы до сих пор рождаемся существами, приспособленными к существованию в условиях комфортных температур тропиков.

Итак, на территории современного Египта возник первый прототип современной цивилизации с её атрибутами. Это было сообщество людей под единым руководством, с общими правилами, обитающее на обжитой территории в домах («хатах»). Не знаю, можно ли назвать это сообщество государством. Но уверен, что сами жители называли его Ха.

Начало Великого Исхода

Наши предки жили среди африканских озёр. Они называли эту местность Вана. Себя, как жителей этой местности, они называли так же — Вана.

Photo by Darrell Gough on Pexels.com

Жили племенами, родами, то есть, не очень большими группами, объединёнными территорией, родственными связями под управлением родоначальников (вождей). Объединяла и появившаяся, ещё примитивная, религия. Божество называли «ал» или «ла». Море было могучим, бескрайним, грозным и непознаваемым. Потому оно тоже было «ал». До нашего времени это сохранилось в таких названиях, как Байкал, Арал, Балтика. А «ла» осталось в слове «лава» — божье движение. Одновременно с религией появилась и влиятельная каста служителей культа — жрецов. Созвучие современному славянскому «жрать» — вовсе не случайно. Профессия такая.

А, как вы думаете, жертва (тоже от слова «жратва») должна была передаваться божеству? Просто положить под алтарь и оставить? Так скоро от вони почитание божества может серьёзно пострадать. Так что ритуал отработан уже веками: жертва приносится во всесожжение — рога, копыта, хвосты, требуха и прочие несъедобные части туши сжигаются на огне. Съедобные же лишь доводятся до готовности и возносятся по назначению — божеству — методом пожирания жрецом. Система разумная — ничего не пропадает, и на жрецов тратиться не надо — при хорошей организации получается, что с голоду не умрут.

Словом, жить было можно. Хорошей, чистой воды было в избытке. Еды, тому, кто пошустрей, видимо хватало, раз выжили. А те, кто поумней, вероятно, научились огородничать, а то и сеять. Да и мелкий скот к тому времени одомашнить смогли. Зимы нет, спи хоть на свежем воздухе под открытым небом. Жить бы можно.

Да кто ж даст? Речь-то появилась. А за ней не только письменность потянулась, но и чудище родилось : огромно, озорно, обло, стозевно и лаяль. Бюрократия родилась. Появилась «элита», по-нынешнему. То есть «реи», начальники, разных мастей руководители, прослойка между «вождями» и «простым народом». Кто-то из них, видать, идею «земли обетованной» и пролоббировал. Ну, а потом уже «идея овладела массами».

Словом, так или иначе, исход состоялся. Куда идти — выбора не было — только на север. Во всех других направлениях конец пути приводит к берегу океана. Кроме того, с логикой у них уже тогда было неплохо: вдоль берега Нила, а на плотах да долблёнках — по течению — куда как сподручнее, чем пешака по джунлям.

Ушли. Медленно и непросто. Но для нас сейчас не это главное. А главное, что наши предки с этого момента стали называться так же, как и мы сейчас — славяне. Потому, что до исхода были они Вана, а стали Сл-Вана. Прошу прощения, но в современном языке я могу подобрать только одно понятное, по существу верное слово: Слинявшие Вана. Это значило схлынувшие, ушедшие. Как солнце: сл-н-це. Сие изливающееся, схлынувшее, льнущее.

Поздравляю вас, братья Славяне, предки которых вышли из Ваны, современной саванны. Теперь мы знаем корень нашего имени. Поздравляю и тех, кто себя славянином не считает. Быть и казаться — вещи разные.