Трагедия «Ренессанса»

В современной истории эпоха Ренессанса, или Возрождения, преподносится как исключительно положительное явление. Народы вдруг вспомнили, как прекрасно всё было «в античности»: литература, поэзия, искусство, архитектура, словом, всё, — и дружно кинулись всё это воплощать в современную им реальность. По крайней мере, пытаться, хотя бы в декларациях о намерениях. Вот что говорит об этом самая неангажированная из ангажированных Википедия.

Рим. Замок Ангела. Взято из интернета

Возрожде́ние, или Ренесса́нс (фр. Renaissanceитал. Rinascimento от лат. renasci «рождаться опять, возрождаться»[1]) — имеющая мировое значение эпоха в истории культуры Европы, пришедшая на смену Средним векам и предшествующая Просвещению и Новому времени. Приходится — в Италии — на начало XIV века (повсеместно в Европе — с XVXVI веков) — последнюю четверть XVI века и в некоторых случаях — первые десятилетия XVII века. Отличительная черта эпохи Возрождения — светский характер культуры, её гуманизм и антропоцентризм (то есть интерес, в первую очередь, к человеку и его деятельности). Расцветает интерес к античной культуре, происходит её «возрождение» — так и появился термин.

Термин Возрождение встречается уже у итальянских гуманистов, например, у Джорджо Вазари. В современном значении термин был введён в обиход французским историком XIX века Жюлем Мишле[2]. В настоящее время термин Возрождение превратился в метафору культурного расцвета.

Давайте посмотрим, что находится под этой яркой, привлекательной обёрткой. Для начала поставим явление на его истинное место на шкале времени реального, а не гибридного. Помните, мы обсуждали, как в Европе, в частности в Италии, удревнили историю Средневековья на 150 лет? Чтобы не тратить времени даром, продолжим. А желающие могут уяснить суть исторических сдвигов и найти исчерпывающие объяснения на страницах Новой Хронологии. Находим реальное время событий: начало 17-го века. Как раз время распада Всемирной Империи Рюриковичей в результате смуты и гражданской войны (опричнины), устроенной Захарьиными-Романовыми. И, как следствие, время неспособности России обеспечить укрепление былого единства, длившегося триста лет, военным путём, неудачи так называемой Ливонской войны. Время установили, теперь очередь высветить причины. Они банальны и знакомы нам, как грабли, бег по которым мы никак с тех пор не можем прекратить, каждый раз глубоко изумляясь, получив очередной удар в лоб. Суть явления очень хорошо передал персонаж «Поднятой целины» Шолохова Яков Лукич Островнов, объясняя свои вредительские действия нашим извечным «хотел как лучше». Проходя через чистку 15-го века, копя обиды и расшатывая устои в 16-м, сбросив ненавистное иго России в 17-м, Европа стала ностальгировать по веку 14-му, назвав его «античностью», в которой было не только изобильно и вольготно жить, но ещё и тихо, комфортно, безопасно. Прошло без малого триста лет, воспоминания и сказания о периоде благоденствия и расцвета были очень свежи и актуальны для живущих в 17-м веке. Это для нас, для пущей важности официальные идеологи погрузили «античность» в пыль веков, соревнуясь, кто больше. А современники 17-го века хотели иметь имперское изобилие и свободы (об этом ещё поговорим), а собственные усилия применять в основном на ниве потребления. Как истинный зануда, не устаю повторять, что законы природы действуют независимо от наших желаний и планов. Нет в мире силы, способной отменить закон сохранения энергии. Пытаясь объяснить когда-то это сыну, теперь буду стараться втолковать внукам: «Независимость — хорошая штука. Но — очень дорогая». Коварство больших процессов в том, что они, во-первых длиннопериодные. Почти всегда плоды инициатив пожинать предстоит не инициаторам, а в лучшем случае детям, а то и внукам. И во-вторых, которое не менее важно, чем во-первых. Эти большие процессы, кроме длительности, ещё и очень инерционны. Это значит, что если вы обнаружили, что в результате вашего выбора вы едете не туда, куда запланировали, то сворачивать уже может быть поздно. Чем сложнее управляемый объект, тем более заблаговременно нужно корректировать траекторию, и такое воздействие должно быть максимально точным.

Но я не потому назвал Ренессанс трагедией, что развалилась Империя, от чего, в конечном счёте, проиграло человечество. И не потому, что «прорабы» Ренессанса не смогли малой кровью достичь великого результата (помните?: «Бревно останется бревном и до награды, и потом»). Нашим предкам удалось эмпирическим путём создать гармоничную равновесную систему, способную поддерживать и воспроизводить самоё себя в интересах как общества в целом, так и каждого индивидуума в частности. Судьба помогла, или Бог направил — сейчас уже не важно, система разрушена и не работает. А построена она была очень органично и эффективно. По сути, мы гордимся и любуемся до сих пор её плодами. В тех условиях она не могла получиться другой. Судите сами: относительно немногочисленный народ, когда все у всех на виду (несколько тысяч, может, десятков тысяч человек), долгое время идёт из североафриканской земли Ха к берегам Придешского царства. Мало того, что сам образ жизни в походе мобилизует лучшие качества человека, так он же ещё и высвечивает возможности каждого для окружающих, позволяет выдвинуть в лидеры действительно достойнейших. В то же время, этот же образ жизни заставлял этих достойнейших оставаться таковыми по множеству причин, важнейшей из которых было формальное равенство всех. Так были заложены основы кристаллизации и становления того, что потом назовут Res publica, что дословно значит просто русский народ. Знатность рода была почётной, потому что была заслуженной. Честь была дороже жизни. И эти устоявшиеся неписаные законы лежали в основе писаных, даже уже при царях. С детства по сказкам и фильмам всем знакомо выражение: «Здравствуй, Господин Великий Новгород!» Странники здоровались с городом? Конечно, нет. Они выражали почтение гражданам, соотечественникам, составлявшим его. «Древние, тёмные, неграмотные» граждане понимали, что человек без города бывает, а наоборот — никогда.

Ренессанс — это общемировая трагедия потому, что в его результате было сломано общество, основанное на равноправии, на знатности рода (которую трудно заслужить, но можно потерять). В результате пришла власть денег. И результат — на лице. Лицо современного человечества не нравится ему самому, что вполне естественно. Негодяй и разбойник, украв или ограбив честного человека или людей, становится «уважаемым гражданином» только потому, что у него есть деньги. Этот «лёгкий путь» подобен наркомании — не нужно трудиться — дозу принял, — и мир прекрасен; стырил гроши — хозяин жизни. Для того, чтобы распоряжаться свалившимся богатством, новая знать применила принцип «разделяй и властвуй». Было декларировано национальное первородство, древность каждого отделившегося государства, были объявлены нации, каждая лучше других. И религия — лучше остальных. Как следствие, Европа провоевала до наших дней по религиозным, политическим и экономическим соображениям. По этим же причинам появилось рабство, а в историю пришлось для оправдания всунуть рабовладельческий строй — уродливое измышление, невозможное в реальной жизни. Я не отрицаю раба как явление, но целое общество, на любом этапе развития, не может существовать на рабском труде, просто по законам природы.

Архитектура эпохи возрождения. Взято из интернета

Так и живём c 17-го века. В постоянном кризисе. Многие этого не замечают. Однако, присмотритесь повнимательнее, и вы сможете заметить присутствие кризиса системы управления. Другими словами, нигде в мире нет эффективного управления обществом и страной. Везде огромные непроизводительные затраты, система явно работает не в пользу человека. Эффективный баланс интересов общества и человека ещё предстоит найти. Стоит посмотреть, как это получалось у предков. Они сумели — сумеем и мы.

Данная публикация использует материалы Новой Хронологии.

Проникновенье наше по планете

Photo by Pixabay on Pexels.com

Около тысячи лет тому назад начался естественный процесс «ползучей» колонизации (освоения) территории нынешней Евразии, и через пролив -нынешней Америки. Этот процесс питался в основном естественным ростом населения при благоприятных внешних условиях и правильной организации общественной жизни в Иерусалиме (Трое, Киеве, Бизантии, будущем Константинополе) и естественным желанием людей познавать мир.

На первых порах, около двух сотен лет, этот процесс централизованно никем не регулировался и не направлялся. С одной стороны, не было ещё государства, в нашем понимании, а значит, не было «учёта и контроля». С другой стороны, у людей была воля, тяга к которой до наших времён сидит в наших генах, хоть мы уже давно не в Придешском царстве живём.

Этим двум векам свободы мы обязаны картиной расселения коренных народов, вышедших из Африки, по лицу Земли. Сказки про рабовладельческий строй — на совести апологетов официальной истории. Те, кого они называют рабами, появились позже, с появлением государства, армий и войн. В результате войн появляются пленные — холопы, то есть рабы. Появляется и слово «работа», то есть «работА» — подневольный труд. На таком труде никакое общество держаться не будет. Законы природы на хромой козе не объедешь.

Объединяла их религия, по сути христианство, но ещё не персонифицированная во Христе. Хотите называть её язычеством — воля Ваша, в том нет большого греха. Язык был общим (см. Библию). Хотя, безусловно, в тесных этнических группах постепенно вырабатывался свой, местный, со временем всё более удаляющийся от пра-языка с его ограниченным в силу естественных причин объёмом слов.

Теперь мы знаем тех, кто ушёл на запад и юго-запад как этрусков (ещё недавно их называли тирренами). Те, кто ушёл на восток, сегодня известны как армяне и грузины. Те, кто ушли за Кавказ, назывались персами. Прошу прощения у тех, кого не назвал. У меня нет намерения перечислить всех, только показать общую картину. Те, кто ушёл на север, в обход Русского моря, и поселился в окрестностях, ныне известны как русские, украинцы, белорусы, татары. Те, кто, обойдя море, пошёл дальше на восток, частью добрался до пролива Айнов, дав ему своё имя (к тому времени немного отошедшее от привычного Иван). Этот пролив много позже вновь «открыл» Витус Беринг по приказу Романовых.

Часть тех, кто ушёл на восток, встретили в степях таких же бродяг-монголоидов. И объединились, и соединились с ними. От них и пошли наши и американские северные народы, и американские индейцы. Фоменко и Носовский не зря предлагают задуматься о «созвучии» черкесов и ирокезов, иноков и инков. Почитайте о Библии индейцев, много интересного и поучительного найдёте. А те, кто дошли до Студёного моря, стали поморами. Немногие уцелевшие древние карты (доромановские) показывают множество поселений на берегу океана, и даже на Новой Земле, вновь «открытой» во времена Романовых. Поморы у «древних греков» были гиперборейцами, живущими за ветрами. Кстати, заселённость этого пространства говорит о том, что климат тогда был помягче, примерно как сейчас.

Никаких «европейцев»(англичан, французов, итальянцев, испанцев, португальцев и тому подобное) тогда ещё и и в помине не было. Они начали появляться лишь в 14-м веке как продукт «великого переселения народов», то есть плановой колонизации Европы.