Об английском — предвзято

Не скажу, чтобы меня разрывало от ненависти к английскому языку, но и любви к нему не испытываю тоже. И считаю, что большая доля вины лежит на самом языке, как его называют, Шекспира. Думаю, мои чувства в этом плане разделяют многие читатели, хотя уверен, что причины у каждого свои. Позвольте изложить мои аргументы.

Взято из интернета

Я уже упоминал, что хилый корешок любви к языку был отравлен с самого детства человеком, призванным поселить в сердце юного школяра зародыш большой и светлой любви к этому всемирному состоянию. К сожалению, или к счастью, ребёнок чувствует любовь на биологическом уровне, сердцем, душой. И его не обманешь. Бедная учительница предмет не любила, и щедро делилась своими чувствами с учениками, возможно сама об этом не подозревая. Позже её сменила другая, прекрасная преподавательница, замечательный человек, любившая свой предмет. Но уже не было второго шанса произвести первое впечатление, росток зачах.

В морском училище, однако, хилое растение пришлось поливать и удобрять, слава богу, садовницы в НВИМУ были прекрасные. Кстати, там же, на подготовительном отделении, была преподавательница русского языка, армянка, знавшая русский лучше всех русских, великолепной души человек, имя которой я запомнил навсегда: Флора Вазгеновна Авджан. Грешен, запомнил имя в основном из-за её потрясающего чувства юмора и самоиронии. Она рассказывала, что её отчество один из курсантов произнес как Фасгеновна, на что ей пришлось ответить, что к боевым отравляющим веществам класса «фосген» она отношения не имеет. А нам сообщила однажды о своём ужасном проступке: однажды она выругалась! В дождливый осенний день невнимательный водитель проехал слишком близко к тротуару по луже, окатив её с ног до головы, и уехал, не извинившись. «И тут я первый раз в жизни выругалась»,- призналась она нам со слезами стыда и обиды на глазах» — «я сказала: «Свинья ты паршивая!» Излив душу, она не простила себе этого преступления, но признание дало ей силы жить дальше.

В училище я во многом наверстал отставание в языке, и стал накапливать знания, пытаясь понять его природу. Думаю, это во многом мне удалось, в основном в результате благосклонности судьбы в виде книг по Новой Хронологии и учебных материалов новатора преподавания языка Драгункина. Кто изучает язык без опоры на Драгункина — тот строит египетские пирамиды методами, признанными официальной историей, пилит гранит медными пилами. Извините за столь развернутое вступление, к делу.

Возьмём лорда за парик. Почему в английском «он» и «она» — это исключительно мужчина и женщина, а в русском — практически всё: и молоток — «он», и пчела «она»? В английском есть исключения, которые сами англичане за уши притягивают для объяснения этого феномена. Дескать, они такие моряки, что одушевляют и корабль, и лодку, поэтому они у них — «она». Лодку они одушевляют, а ребёнок у них — оно. Впрочем, у нас дитя — тоже «оно». Я довольно много времени посвятил попытке понять эти противоречия. И мне кажется, время было потрачено не зря. Прав ли я — судить Вам. Считаю, что «ларчик просто открывался». Когда природный, естественный язык возникает как средство общения, он развивается по своим, неписаным правилам. Писаные правила создают позже, когда начинают уже преподавание языка. Свободно вырастая в естественной среде, нет преград к тому, чтобы жука назвать «он» и каплю — «она». При попытке создания искусственного, языка, во-первых, неизбежно за основу берется старый или старые. А во-ворых, и это главное в вопросах «одушевлённости» слов, формирование происходит уже в какой-то политической среде, которая может оказать существенное влияние. Что и произошло в Англии после повторного завоевания Европы, после 15-го века, когда стала возникать идея освобождения от власти Всемирной Империи. Язык стал политическим инструментом «реформаторов», его предназначением стал раскол, провозглашение своей «особости», а историки потом написали, что так было всегда. Однако, язык может быть острым оружием. Это шило торчит из всех «индо-европейских» языков. Формируясь в условиях сложившегося христианства, английский послушно прогнулся под религиозные правила: душой обладает только человек. Следствием стало то, что предметы, растения и животные стали «оно». А как же ребёнок? И тут всё просто. Можно утверждать, что новорождённый ещё не совсем человек, поэтому «оно». На самом деле всё ещё проще: дитя по-славянски среднего рода — «оно». Отсюда же «морская любовь» — и лодка, и барка (лодья, корабль) — «она», потому что это так по-русски. На самом деле из мешка английского языка таких шил торчит не меньше, чем из ежа колючек, даже больше. Можно прямо не отходя от лодки продолжать. Как будет по-английски состояние судна, корабля, когда он загружен? Laden. Правильно. Звучит лэйдэн. А если не следовать навязываемым «правилам», и просто прочитать то, что написано, получим «ладен». Погрузили его, дело сладили, корабль стал «ладен». Нам всё понятно, ладно?

Взято из интернета

Создавали английский и прочие языки из этой группы талантливые поэты и писатели, которые были высокопоставленными наместниками Империи, поставившие себе задачу борьбы за независимость, в условиях которой все средства хороши. Правила хорошего тона того времени не позволяли особам королевского уровня опускаться до скоморошничества и сочинительства. А правила революционной борьбы требовали создания «древнего великого языка». А его без стихов, сказаний, побасёнок не бывает. Вот власть предержащие королевского уровня под прикрытием имён простолюдинов, типа Шекспир, стали создавать великую литературу, как пока утверждают, в четыре руки. Муж и жена из высшего общества трудились неустанно, набивая чучело Шекспира высоким штилем «его» сонетов.

Может кому и мелочь несущественная, а мне почему-то недоработки в языке царапают сознание и мешают ощущать гармонию, так ценимую и хранимую в нём нашими великими виртуозами слова и дирижёрами рифмы, высшими из которых для меня Пушкин и Высоцкий, в представлении не нуждающиеся. Честное слово, обидно за англичан почти до соплей, что их правда — трус. И это — не случайное созвучие, не совпадение, а прямая констатация факта. Правду на допросе в те суровые времена говорил трус. Так, тупо, и назвали. И до сих пор зовут. Обиднейшая недоработка, недальновидно. Тут у русского прямо моральное превосходство, поскольку наша правда — от слова прав, прям. И красиво, и достойно. А у англичан, выходит — из трусости. Хоть бери — и переписывай!

В прошлом году покупали в нашем супермаркете «Красная площадь» пледок, покрывальце, накидку. Гляжу на этикетку, там написано «Throw». То есть «бросать». Получается дословный перевод с тщательной передачей образа действия, то есть «бросать», «накидывать». Слово сделали вроде своё, а от смысла постарались и на шаг не отойти. Практически каждое английское слово — дословная калька с русского, славянского. Кроме тех, которые из дружественных соседних языков, но тоже позаимствованы. Не надо в мордовских сёлах утверждать, что soap — это «мыло» по-английски. Потому что «соп» — это «мыло» по-мордовски. Очередное совпадение. Кстати, другим языкам не следует ехидно посмеиваться, их лепили из того же теста. Как будет «копыто» по-итальянски? Цоккало. А давилка по-португальски — жмыгадор. Очень «латинские»слова.

With a little help from my friends from the New Chronology.

Рюриковичи. Первые и единственные

Основоположник подобен фундаменту. Самого его еле из земли видно, любуются все красотою стен, да углами крыш, узорами ставень, да дымом из труб. Дымом часто — больше.

Георгий Победоносец. Монастырь Монсеррат, Каталония, Испания. Фото автора

А ведь без добротного фундамента — не стОит это всё, да и не стоИт. Иван-Рюрик, Христа посланник, это понимал. Посему основу царства добрую заложил, до сих пор верой-правдой служит, износу нет. А и не только. Тот фундамент богоданный скоро на себе весь мир держать стал, и справлялся достойно, изрядной прочности был. А как вышла его мера, настала пора к Отцу отправляться,- наказал потомкам божественных установлений не рушить, но крепить их всечасно, пока наказы отцов по Божьему завету выполнены не будут, и весь мир в одно царство собран не будет.

Георгий Победоносец. Современное искусство. Монастырь Монсеррат, Каталония, Испания. Фото автора

Будет. И споро. Основа за один век, за тринадцатый, сработана была — дальше строй — не хочу! Потомки прилежные оказались. Может, строители — и похуже Рюрика,- но уж собиратели, пожалуй и получше вышли. Знамо дело, одна голова — хорошо, а две — лучше. Да не о двуглавом орле речь! Это — само собой, кто ж спорит. А только дело Рюрика сразу в четыре руки попало. Отсюда -и результат. Кадры, как учили, решают всё! Нет, лап у орла две осталось. Братья за дело ухватились всеми четырьмя, Даниловичи. Старший, Георгий, до сих пор почитается по всему честному миру как Георгий Победоносец. Он это дело начал. И начал очень плодотворно. Почитай, с 1306 года. Да, даты — по Новой Хронологии привожу, не взыщите. А то, «одобренную» применять станем — можем заворот мозгов за кишки получить, как у историков этих, прости Господи.

В то время в царях людей разумных держали только, место службы такое, обязывает. Он разумно и пошёл, собирать. Посолонь (по часовой стрелке ныне, ну, как солнце ходит, ему видней), да вокруг того, что есть, без больших скачков по окрестностям, не очень от кухни отрываясь. Мудрый был человек. Олимпийский бог юродивым. К востоку от Волги земли присоединил, Северным Китаем «официалами» наречённые. Туркестан, Персию (тут можно не объяснять, всё понятно). Лет через 10-15 зачистил вокруг моря Хвалынского (Каспий ныне), а потом Южную Русь подобрал. Не думаю, что там партизанское движение было — свои ведь, под одним Божьим постановлением ходим. А около 1323 года союзные войска половцев (поляков), западных русских и юго-западных славян забили-таки гол престижа, посопротивлявшись для близиру.

Монастырь Монсеррат. Карл V. Так европейцы представляли себе Ивана Грозного. Фото автора.

Сопротивляться было можно, но оказать заметное сопротивление было нельзя: с финкой — на паровоз, — помните? Вот и появились в современной истории на этой почве «монголы». Моголы, могулы, могучие, словом. Великие, если ближе к нашему времени. Ну, а сами «монголы» к нам, и к остальным тоже, из Европы пришли. Так их там окрестили, распихали по всей истории, а потом поселили в скромном уголке, ныне Монголией прозываемой. К чести настоящих монголов, они долго сопротивлялись, и от такой почести сомнительной, нетрудовой, отказывались. До середины прошлого века. Ну, а как начали социализм строить, терять им уже было нечего — семь бед, один ответ, — соблазнились. Хотя, до сих пор меж собой друг дружку по-другому называют, по-своему, уж не знаю, как. Не ниггерами — и ладно.

Широко замахнулся царь-бог на Земле. А в народе говорится, что широко шагаешь — штаны порвёшь. В 1325 году окончился земной путь Победоносца. В бою ли буйную голову сложил, или из террариума единомышленников смертельный укус получил — про то любая наука умалчивает. Не знает, либо ответствовать не желает. А только задолго до Пушкина, Александр Сергеича, поставил он себе вековечный памятник в народе, который звал его и досе прозывает просто и понятно — Чингизхан.

Основано на материалах Новой Хронологии.