Бегемот

Замечали ли вы, что у нас много своих слов для обозначения вещей, явлений, представителей животного мира, отличающихся от общеупотребительных в остальном мире? У нас «ветролёт», у них — «геликоптер»; у нас «ухогорлонос», у них — «оториноларинголог»; у нас «слон», у них — «элефант»; у нас «бегемот», у них — «гиппопотам». Почему так?

Красноречивая улыбка. Взято из интернета

Чисто теоретически возможны два варианта. Первый, желательный для «них»: просвещённая Европа вскрыла суть вещей и явлений, познала их и передала знания «нам». Но «мы» то ли по вековечной своей дикости и отсталости не восприняли передовое учение и исказили его, то ли в угоду своему восприятию, то ли просто из желания потрафить «славянофильству». Второй, простой и естественный: предки наши знали что и как, называли по смыслу и природе вещей. А когда передавали знания братьям меньшим, те уже предпочли свои термины по своим причинам, весьма похожим на пункт первый (см. выше).

Животное травоядное. Кто хочет дать ему морковку? Взято из интернета

Бегемот — древнее и исключительно интересное животное. Дальний родственник современных китов, не дошедший до их уровня, остановившийся на половине пути развития. Дышит воздухом, может ходить и даже быстро бегать по земле, но проводит большую часть своей жизни в воде. Травоядное, но очень агрессивное создание, приводящее к гибели людей в больших количествах, чем львы и крокодилы. Львы ежегодно убивают 70 человек. Слоны — около 500. Крокодилы — до 2500. Бегемоты — более 3000. https://fishki.net/1298049-top-19-zhivotnyh-kotorye-ubivajut-ljudej-pervyj-nomer-v-spiske-vas-shoki.html

Раньше я совершенно не задумывался над тем, почему бегемот так называется. Но оказалось, что правила «перевода» древних слов работают и здесь. Читаем то, что написано: бегем — от. То есть, попросту «бежим от». В самом названии заключено послание древних мам нашим выжившим пращурам (мы-то есть!), резвившимся в окрестностях древних поселений: «На речку не ходим, там коркотелы. На озере к воде тоже близко не подходить. А ежели плавучий чемодан двинется в вашу сторону — бегем от него так, чтоб пятки к попе прилипали!» Кстати, почему по-испански корма звучит «попа»? Именно поэтому. Попа — везде попа.https://www.youtube.com/watch?v=ScOH-ad5c0s

Живёт в воде, но плавать не умеет. Ходит по дну. Взято из интернета

Не надо думать, что у «них» что-то особенное. Легко можно реставрировать процесс возникновения «латинского» слова «гиппопотам». Когда наши предки пытались объяснить «европейцам», в глаза никогда не видевшим животное, что такое «бегемот», они поясняли примерно так: «Лошадь видел? Вот такая жирная скотина с квадратной мордой и короткими ножками, бегает по тамошним местам!» Образ и ударения запомнились. «Лошадь» они тоже перекрестили. Получилось (г)иппо, которая бегает по там — гиппопотам. Ничего сложного. Зачем — главный вопрос. Ответ на него вы уже знаете.

Я вот думаю: знают ли об этом школьные учителя? А если знают, почему молчат? Только ли потому, что всё это было ещё до 1917 года? Всё равно доля шутки давно пролезла: Россия — родина слонов!

Трагедия «Ренессанса»

В современной истории эпоха Ренессанса, или Возрождения, преподносится как исключительно положительное явление. Народы вдруг вспомнили, как прекрасно всё было «в античности»: литература, поэзия, искусство, архитектура, словом, всё, — и дружно кинулись всё это воплощать в современную им реальность. По край ней мере, пытаться, хотя бы в декларациях о намерениях. Вот что говорит об этом самая неангажированная из ангажированных Википедия.

Рим. Замок Ангела. Взято из интернета

Возрожде́ние, или Ренесса́нс (фр. Renaissanceитал. Rinascimento от лат. renasci «рождаться опять, возрождаться»[1]) — имеющая мировое значение эпоха в истории культуры Европы, пришедшая на смену Средним векам и предшествующая Просвещению и Новому времени. Приходится — в Италии — на начало XIV века (повсеместно в Европе — с XVXVI веков) — последнюю четверть XVI века и в некоторых случаях — первые десятилетия XVII века. Отличительная черта эпохи Возрождения — светский характер культуры, её гуманизм и антропоцентризм (то есть интерес, в первую очередь, к человеку и его деятельности). Расцветает интерес к античной культуре, происходит её «возрождение» — так и появился термин.

Термин Возрождение встречается уже у итальянских гуманистов, например, у Джорджо Вазари. В современном значении термин был введён в обиход французским историком XIX века Жюлем Мишле[2]. В настоящее время термин Возрождение превратился в метафору культурного расцвета.

Давайте посмотрим, что находится под этой яркой, привлекательной обёрткой. Для начала поставим явление на его истинное место на шкале времени реального, а не гибридного. Помните, мы обсуждали, как в Европе, в частности в Италии, удревнили историю Средневековья на 150 лет? Чтобы не тратить времени даром, продолжим. А желающие могут уяснить суть исторических сдвигов и найти исчерпывающие объяснения на страницах Новой Хронологии. Находим реальное время событий: начало 17-го века. Как раз время распада Всемирной Империи Рюриковичей в результате смуты и гражданской войны (опричнины), устроенной Захарьиными-Романовыми. И, как следствие, время неспособности России обеспечить укрепление былого единства, длившегося триста лет, военным путём, неудачи так называемой Ливонской войны. Время установили, теперь очередь высветить причины. Они банальны и знакомы нам, как грабли, бег по которым мы никак с тех пор не можем прекратить, каждый раз глубоко изумляясь, получив очередной удар в лоб. Суть явления очень хорошо передал персонаж «Поднятой целины» Шолохова Яков Лукич Островнов, объясняя свои вредительские действия нашим извечным «хотел как лучше». Проходя через чистку 15-го века, копя обиды и расшатывая устои в 16-м, сбросив ненавистное иго России в 17-м, Европа стала ностальгировать по веку 14-му, назвав его «античностью», в которой было не только изобильно и вольготно жить, но ещё и тихо, комфортно, безопасно. Прошло без малого триста лет, воспоминания и сказания о периоде благоденствия и расцвета были очень свежи и актуальны для живущих в 17-м веке. Это для нас, для пущей важности официальные идеологи погрузили «античность» в пыль веков, соревнуясь, кто больше. А современники 17-го века хотели иметь имперское изобилие и свободы (об этом ещё поговорим), а собственные усилия применять в основном на ниве потребления. Как истинный зануда, не устаю повторять, что законы природы действуют независимо от наших желаний и планов. Нет в мире силы, способной отменить закон сохранения энергии. Пытаясь объяснить когда-то это сыну, теперь буду стараться втолковать внукам: «Независимость — хорошая штука. Но — очень дорогая». Коварство больших процессов в том, что они, во-первых длиннопериодные. Почти всегда плоды инициатив пожинать предстоит не инициаторам, а в лучшем случае детям, а то и внукам. И во-вторых, которое не менее важно, чем во-первых. Эти большие процессы, кроме длительности, ещё и очень инерционны. Это значит, что если вы обнаружили, что в результате вашего выбора вы едете не туда, куда запланировали, то сворачивать уже может быть поздно. Чем сложнее управляемый объект, тем более заблаговременно нужно корректировать траекторию, и такое воздействие должно быть максимально точным.

Но я не потому назвал Ренессанс трагедией, что развалилась Империя, от чего, в конечном счёте, проиграло человечество. И не потому, что «прорабы» Ренессанса не смогли малой кровью достичь великого результата (помните?: «Бревно останется бревном и до награды, и потом»). Нашим предкам удалось эмпирическим путём создать гармоничную равновесную систему, способную поддерживать и воспроизводить самоё себя в интересах как общества в целом, так и каждого индивидуума в частности. Судьба помогла, или Бог направил — сейчас уже не важно, система разрушена и не работает. А построена она была очень органично и эффективно. По сути, мы гордимся и любуемся до сих пор её плодами. В тех условиях она не могла получиться другой. Судите сами: относительно немногочисленный народ, когда все у всех на виду (несколько тысяч, может, десятков тысяч человек), долгое время идёт из североафриканской земли Ха к берегам Придешского царства. Мало того, что сам образ жизни в походе мобилизует лучшие качества человека, так он же ещё и высвечивает возможности каждого для окружающих, позволяет выдвинуть в лидеры действительно достойнейших. В то же время, этот же образ жизни заставлял этих достойнейших оставаться таковыми по множеству причин, важнейшей из которых было формальное равенство всех. Так были заложены основы кристаллизации и становления того, что потом назовут Res publica, что дословно значит просто русский народ. Знатность рода была почётной, потому что была заслуженной. Честь была дороже жизни. И эти устоявшиеся неписаные законы лежали в основе писаных, даже уже при царях. С детства по сказкам и фильмам всем знакомо выражение: «Здравствуй, Господин Великий Новгород!» Странники здоровались с городом? Конечно, нет. Они выражали почтение гражданам, соотечественникам, составлявшим его. «Древние, тёмные, неграмотные» граждане понимали, что человек без города бывает, а наоборот — никогда.

Ренессанс — это общемировая трагедия потому, что в его результате было сломано общество, основанное на равноправии, на знатности рода (которую трудно заслужить, но можно потерять). В результате пришла власть денег. И результат — на лице. Лицо современного человечества не нравится ему самому, что вполне естественно. Негодяй и разбойник, украв или ограбив честного человека или людей, становится «уважаемым гражданином» только потому, что у него есть деньги. Этот «лёгкий путь» подобен наркомании — не нужно трудиться — дозу принял, — и мир прекрасен; стырил гроши — хозяин жизни. Для того, чтобы распоряжаться свалившимся богатством, новая знать применила принцип «разделяй и властвуй». Было декларировано национальное первородство, древность каждого отделившегося государства, были объявлены нации, каждая лучше других. И религия — лучше остальных. Как следствие, Европа провоевала до наших дней по религиозным, политическим и экономическим соображениям. По этим же причинам появилось рабство, а в историю пришлось для оправдания всунуть рабовладельческий строй — уродливое измышление, невозможное в реальной жизни. Я не отрицаю раба как явление, но целое общество, на любом этапе развития, не может существовать на рабском труде, просто по законам природы.

Архитектура эпохи возрождения. Взято из интернета

Так и живём c 17-го века. В постоянном кризисе. Многие этого не замечают. Однако, присмотритесь повнимательнее, и вы сможете заметить присутствие кризиса системы управления. Другими словами, нигде в мире нет эффективного управления обществом и страной. Везде огромные непроизводительные затраты, система явно работает не в пользу человека. Эффективный баланс интересов общества и человека ещё предстоит найти. Стоит посмотреть, как это получалось у предков. Они сумели — сумеем и мы.

Данная публикация использует материалы Новой Хронологии.

Начало Великого Исхода

Наши предки жили среди африканских озёр. Они называли эту местность Вана. Себя, как жителей этой местности, они называли так же — Вана.

Photo by Darrell Gough on Pexels.com

Жили племенами, родами, то есть, не очень большими группами, объединёнными территорией, родственными связями под управлением родоначальников (вождей). Объединяла и появившаяся, ещё примитивная, религия. Божество называли «ал» или «ла». Море было могучим, бескрайним, грозным и непознаваемым. Потому оно тоже было «ал». До нашего времени это сохранилось в таких названиях, как Байкал, Арал, Балтика. А «ла» осталось в слове «лава» — божье движение. Одновременно с религией появилась и влиятельная каста служителей культа — жрецов. Созвучие современному славянскому «жрать» — вовсе не случайно. Профессия такая.

А, как вы думаете, жертва (тоже от слова «жратва») должна была передаваться божеству? Просто положить под алтарь и оставить? Так скоро от вони почитание божества может серьёзно пострадать. Так что ритуал отработан уже веками: жертва приносится во всесожжение — рога, копыта, хвосты, требуха и прочие несъедобные части туши сжигаются на огне. Съедобные же лишь доводятся до готовности и возносятся по назначению — божеству — методом пожирания жрецом. Система разумная — ничего не пропадает, и на жрецов тратиться не надо — при хорошей организации получается, что с голоду не умрут.

Словом, жить было можно. Хорошей, чистой воды было в избытке. Еды, тому, кто пошустрей, видимо хватало, раз выжили. А те, кто поумней, вероятно, научились огородничать, а то и сеять. Да и мелкий скот к тому времени одомашнить смогли. Зимы нет, спи хоть на свежем воздухе под открытым небом. Жить бы можно.

Да кто ж даст? Речь-то появилась. А за ней не только письменность потянулась, но и чудище родилось : огромно, озорно, обло, стозевно и лаяль. Бюрократия родилась. Появилась «элита», по-нынешнему. То есть «реи», начальники, разных мастей руководители, прослойка между «вождями» и «простым народом». Кто-то из них, видать, идею «земли обетованной» и пролоббировал. Ну, а потом уже «идея овладела массами».

Словом, так или иначе, исход состоялся. Куда идти — выбора не было — только на север. Во всех других направлениях конец пути приводит к берегу океана. Кроме того, с логикой у них уже тогда было неплохо: вдоль берега Нила, а на плотах да долблёнках — по течению — куда как сподручнее, чем пешака по джунлям.

Ушли. Медленно и непросто. Но для нас сейчас не это главное. А главное, что наши предки с этого момента стали называться так же, как и мы сейчас — славяне. Потому, что до исхода были они Вана, а стали Сл-Вана. Прошу прощения, но в современном языке я могу подобрать только одно понятное, по существу верное слово: Слинявшие Вана. Это значило схлынувшие, ушедшие. Как солнце: сл-н-це. Сие изливающееся, схлынувшее, льнущее.

Поздравляю вас, братья Славяне, предки которых вышли из Ваны, современной саванны. Теперь мы знаем корень нашего имени. Поздравляю и тех, кто себя славянином не считает. Быть и казаться — вещи разные.