На каком языке говорили в Европе триста лет назад

Представьте себе, с тех лет сменилось одно за другим три поколения долгожителей, и наступили наши дни. Мы теперь считаем, что триста лет назад всё было совсем иначе, что в Европе того времени всё давно устоялось и сложилось примерно так, как и есть сейчас. Уж язык-то точно был такой, как сейчас. С чего бы ему меняться? Оказывается, наши представления о прошлом могут быть не совсем верными, могут быть даже совсем неверными, хоть сейчас мы верим, что известные нам «истины» хорошо установлены и незыблемы.

Шведский король Карл XI. Конец 17-го века. Взято из НХ

Давайте воспользуемся открытием авторов Новой Хронологии А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского, которое очень многое может сказать думающему человеку и позволит чётче навести на резкость наш взгляд в не такую уж далёкую глубь веков. Позвольте пригласить вас в Швецию 1697 года. Прошу прощения за повод, он был печален, так как описываемое событие связано с похоронами шведского короля Карла XI. Надо ли говорить, что обряды и церемонии проходили с королевским размахом и торжественностью, с королевскими почестями в Стокгольме, столице Швеции, 24 ноября 1697 года. Для погребальной церемонии была написана специальная надгробная речь. Она была зачитана при стечении всего швейцарского двора официальным придворным церемониймейстером. Автором был шведский языковед и собиратель книг Юхан Габриэль Спарвенфельд (1655-1727), три года проживавший в Москве. Всё чин по чину, казалось бы, рутина и обыденность. Как бы не так!

Катехизис. Швеция . 17-й век. Взято из НХ

Извольте сами почитать.

<<ТОРЖЕСТВЕННАЯ РЕЧЬ ПО СЛУЧАЮ СМЕРТИ КАРЛА XI НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ. 1697. 36,2 x 25,5. Библиотека Уппсальского университета. Собрание Palmkiold, 15.

Печатный ТЕКСТ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ, однако транскрибированный ЛАТИНСКИМИ БУКВАМИ, сохранился в составе кодекса из Библиотеки Уппсальского университета, начинается со страницы 833 этого кодекса и занимает ВОСЕМЬ страниц. Известен еще один экземпляр, хранящийся в Королевской библиотеке Стокгольма. Текст представляет собой плачевную речь по Карлу XI на русском языке. На титульном листе написано:

«Placzewnaja recz na pogrebenie togho prez segho welemozneiszago i wysokorozdennagho knjazja i ghossudarja Karolusa odinatsetogho swidskich, gothskich i wandalskich (i proczaja) korola, slavnagho, blaghogowennagho i milostiwagho naszego ghossudaja (!), nynjeze u bogha spasennagho. Kogda jegho korolewskogo weliczestwa ot duszi ostawlennoe tjelo, s podobajuszczjusae korolewskoju scestju, i serserdecznym wsich poddannych rydaniem byst pogrebenno w Stokolnje (!) dwatset-scetwertago nowemrja ljeta ot woploszczenia bogha slowa 1697».

Затем следуют шесть страниц собственно речи — тоже по-русски. А завершается речь хвалебным стихотворением об умершем короле. ТОЖЕ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ. Имя автора не обозначено, но на последней строке собственно речи написано: «Jstinnym Gorkogo Serdsa Finikom» — первые буквы слов напечатаны прописными буквами, которые являются инициалами автора. Автором был шведский языковед и собиратель книг Юхан Габриэль Спарвенфельд>> [618:0], с.68.

Приведем теперь название шведской речи, написанной по-русски, заменив в ее оригинальном тексте латинские буквы русскими.

«Плачевная речь на погребение того преж сего вельможнейшаго и высокорожденнаго князя и государя Каролуса одиннадцатого шведских, готских и вандальских (и прочая) короля, славнаго, благословеннаго и милостиваго нашего государя (здесь опечатка: вместо буквы R написали J — Авт.), ныне же у бога спасеннаго. Когда его королевского величества от души оставленное тело, с подобающей королевской честью, и сердечным всех подданных рыданием бысть погребено в СТЕКОЛЬНЕ (так, оказывается, именовали Стокгольм в XVII веке; вероятно, там в то время было развито СТЕКОЛЬНОЕ производство — Авт.) двадцать-четвертого ноября лета от воплощения бога слова 1697».

Герб известного шведского придворного и дипломата, графа Якоба Дельгарди. Первая половина 17-го века. Считается, что Европа уже пару веков, как освободилась от «турецкого владычества». Взято из НХ

Можно и дальше зачитываться похождениями благородных европейских сеньоров и суровых бриттов. Не надо только забывать, что король Артур с рыцарями круглого стола обсуждал дела по-русски, как и остальные рыцари того времени. А на капоте автомобиля «Пежо» мы до сих пор видим владимирского льва, ставшего французом.

Публикация использует материалы Новой Хронологии.