Немного английского. Куда подевался ужин и когда король заговорил на родном языке

Друзья, давайте немного отвлечёмся от победной колонизации известного тогда мира потомками Рюрика-Энея-Ивана и забежим вперед подивиться на современные и не очень перипетии языка, которого в обсуждаемое время ещё и не существовало вовсе в природе.

Взято из интернета

Когда мне в школе пришлось изучать этот «древний» язык Шекспира, преподавателю не удалось заинтересовать меня настолько, чтобы я захотел овладеть им в совершенстве. Однако, я заучил, и помню до сих пор, что завтрак — это брекфаст, обед — это динер, а ужин — это саппер.

Когда учился в морском училище, в справедливости этих трактовок сомнений не возникало, потому что и расхождений не было. Завтрак оставался брекфастом, обед оставался динером, а ужин — так и был саппером. Всё на своих местах. Но, как это часто бывает в жизни, столкновение с реальностью вынудило внести коррективы в устоявшиеся представления, и заняться самообразованием.

При посещении иностранных портов пришлось обнаружить на первый взгляд странную вещь: практически повсеместно за границей ужин-саппер не то чтобы пропал, но был заменен на обед — динер. А вместо разжалованного обеда на свет появился какой-то ланч. Завтрак не тронули, милостиво оставили на своём законном месте. Местные пытались метаморфозу объяснить, практически всегда не очень убедительно. Но и я в то время не очень-то интересовался побудительными мотивами такого перестроения, пусть их чудят себе, мне не жалко.

Однако, ещё в училище, когда приходилось прогревать своё прохладное отношение к предмету, довелось мне приобрести интересную книгу автора Колпакчи, не помню инициалов, в которой она давала очень доходчивую личную систему изучения языка. В том числе, сообщала, что в тысяча каком-то году тронная речь британского монарха при вступлении на престол впервые (!) была произнесена на английском языке. А на каком же его предшественники произносили свои тронные речи ранее? Утверждается, что на французском. Эта странная ситуация застряла у меня в памяти из-за своей нелогичности. Мы знаем из истории, что Англия и Франция только и делали, что воевали между собой. Зачем произносить при вступлении на престол тронную речь на языке врага? Это — слишком, даже для чёрного английского юмора. А сравнительно недавно в одной популярной исторической передаче я услышал фразу: «Во время наполеоновского похода на Москву шестьдесят процентов личного состава французской армии говорило на диалекте, который позднее стал французским языком». Так на каком же языке произносились тронные речи при вступлении на престол британских монархов? И, кроме того, бонус: когда же сформировался уже французский язык?

Взято из Википедии

Авторы Новой Хронологии правы, когда сравнивают анализ истории с работой детективов, разыскивающих крупинки правдивой информации, и на основе анализа этих фрагментов ловят за руку тех, кому есть что скрывать. Дьявол кроется в мелочах, но где-то в них же часто скрывается истина. Помимо общеизвестных преступлений против своего народа и страны «верные ленинцы» виновны в не меньшем преступлении против человечества, хоть и не таком наглядном — упразднении преподавания логики. Эта потеря будет ещё ой как долго нам аукаться. Ведь логика тоже позволяет, даже не специалисту, получить верное суждение на основе анализа казалось бы незначительных, но взаимосвязанных элементов, фрагментов системы.

Такой маленький, но очень весомый кусочек понимания подарила мне судьба лет пять назад. У нас на борту были охранники, для того, чтобы защитить судно от сомалийских пиратов. Старшим у них был чистый бритиш, житель Лондона, белый. Немолодой, а, следовательно, носитель близких традиций в отношении моего представления о названиях трёхразового питания. Как-то раз в разговоре об ужине он назвал ужин не динером, и даже не саппером, а суппером! Я переспросил, и он подтвердил, что так говорят у них в семье. Паззл сложился! Я понял, что раньше в небогатой Европе не очень-то и роскошествовали, на ужин ели супчик, и называли третий приём пищи соответственно суппером, как это прямо написано, если читать просто по буквам.

И ещё я понял, что, создавая новый «язык Шекспира», этот вариант эсперанто, примерно в начале — первой половине семнадцатого века, его создатели лепили его из того, что было под руками, из русского и диалектов народов свежераспавшейся империи. Потому они вынуждены признавать, что раньше в английском были падежи, было слово «ты», земляника пишется «с трав бери», погода — «ветер», пламя — «фламе», звук «у» передаётся сочетанием букв «о» и «у», сто один у них — только сто и один, как было у нас, когда они и мы говорили на одном языке. Примерам несть числа. Кто честно занимается языком, сам это замечает. Например, Драгункин, создавший лучшую систему преподавания языка, так и пишет: «Вначале было слово.Русское».

Получается, что знает кошка, чьё мясо съела, и пытаются до сих пор замести следы. Голь на выдумки хитра, используют все доступные приёмы: читают не так, как пишут, завтраки заменяют обедами , для преподавания придумали шестнадцать времен, инопланетяне. А шило всё равно торчит из мешка. И мы будем продолжать его теребить и впредь.

Эта публикация не основана на материалах Новой Хронологии, но очень разделяет её выводы.