Конец Троянской войны — начало России

«Увидеть Париж — и умереть!» — кто же не знает этой расхожей фразы?

Взято из интернета

Однако, умереть мы всегда успеем, давайте лучше разберёмся. Для этого постараемся заглянуть в зеркало нашей пра-пра-пра- и т.д. бабушки. В этом нам опять поможет наш словарный нанодетектор, не в Сколково деланый. С его помощью разлагаем слово на составляющие: Па-рис. Что получилось? В этом зеркале мы опять видим знакомое лицо. Правильно: «Пришедший русский»! «Рис» в центральной Европе поздних средних веков значило «русский». Не верите — почитайте хотя бы немцев.

Сами французы с гордостью заявляют, что ведут свой род от троянцев. И они правы. «А что же мы? И мы — не хуже многих!» Даже лучше. Ведь нас благословил сам Христос. В прямом смысле.

Троянская война была долгая и кровопролитная. Столица была укреплена добротно, экипирована по тогдашнему последнему слову науки и техники, вооружена до зубов, опытных и отважных воинов — в избытке, закрома полны, дух подпитывался осознанием того, что пощады не будет — вина очевидна. Потому Троя стояла неприступной твердыней довольно долго, хотя мстители тоже не лыком были шиты — и готовились основательно, и вооружены были не хуже, а по коням — так и лучше,- даром, что везли их через море на стругах, и стругов-кораблей было впечатляющее множество. На стороне осаждающих было два преимущества: первое — моральное, — они пылали жаждой праведного мщения; второе — аморальное, не очень-то афишируемое, но по силе эмоций, возможно, посильнее первого — Троя сказочно богата! И планы грандиозного грабежа — за что боролись! — лелеялись с новой силой после каждой безуспешной атаки. Судьбу Трои в конце концов решили не «ковровые бомбардировки» огнемётных машин и не лобовые атаки на укрепрайоны «а-ля Жуков», а простая, человекосберегающая тактика применения мозгов и знание матчасти. Въехали прямо в Трою «на коне», застав провинившихся врасплох. Использовали старый водовод (акведук), конём идущий прямо в город. В «коне» пришлось немного поковыряться, вынуть каменную заглушку — не живой, почти не испачкались.

Перед смертью Христос, по Библии, поручил свою мать Марию попечительству своего ученика Ивана: «Се — мать твоя». И матери — усыновить Ивана: «Жено! Се — сын твой». С этих самых пор наших предков стали звать не только скифами (скитами, китами, китайями и даже скОтами (как до сих пор себя зовут шотландцы), но и сарматами. Кто ещё не привык пользоваться нашим немудрящим алгоритмом, поясню: сар-мат значит мать царя дословно, то есть мы все — потомки царской матери, Марии Богородицы и наших славных предков-славян. Обитали они в окрестностях Русского моря и по рекам, в него впадающим.

В 1204 году (скоро сказка сказывается…) ход конём дал желаемый для нападающих результат. Троя пала и запылала. Знаменитое сожжение Трои отразилось в русских летописях как одно из мщений Ольги, учинённое с помощью «авиации» — воробьёв и голубей, принёсших в свои гнёзда под стрехи домов троянцев зажжённую ею паклю. Судя по стилю, наши «древние летописцы» не гнушались использовать в качестве литературных негров «древних греков».

Троя ещё пылала, когда судьба России была решена. Иван (Эней, известный нам как «Рюрик»), собрал семью, особо бережно «Пенаты» (религиозные символы), и отбыл на карантин в провинцию. «Маршрутка» шла, как по расписанию. Путеводная (Полярная) звезда вела точно. Первую остановку сделали на родине отмщённого Тавра (кому больше нравится — Агнца) — в нынешнем Крыму. Мать Мария захотела отойти от мира и своего горя, и провести остаток дней на родине своего сына — Бога, уединившись в Чуфут-Кале, близ Бахчисарая. В честь её памяти там стоит знаменитый скальный Успенский монастырь. Наши цари много и часто совершали паломничества туда, но никогда — в нынешний парк развлечений, именуемый с 18-го века громким именем Иерусалим.

Взято из Википедии

Иван-Рюрик хорошо знакомым путём «из греков в варяги» — по Дону, до Волока Ламского, далее волоком в Волгу, прибыл на выделенное князю место, где и основал город Славенск (в память о белых людях , из чёрной Африки сл.. и славянами ставших). Местные потом город перекрестили в Великий Новгород, ныне Ярославль. В честь Ярослава, как местные же прозвали. Кстати, маленькое отступление. В слове «Ярослав» никакой ярости нет (ох, уж эти кровожадные русские!). Понять это помогли старые карты, на которых он написан как IEROSLAW. Думаю, вы уже сами поняли, что это значит «Есть русская/белая слава». Здесь Иван-Рюрик и стал княжить, распри уничтожать, земли собирать. Да государство Российское строить по образу и подобию центра мира (если хотите — Рима), Иерусалима, Трои, Царь-Града, Бизантия. Устройство знал хорошо, строить умел отлично. Результат не замедлил сказаться. Да и везенья было — «хоть отбавляй» — как-никак — дом Богородицы, да и Сын с небес одобрял и поддерживал.

Вот отсюда и есть пошла Русская Земля. Да и как пошла! До сих пор — только руками развести. «Дай ответ! Не даёт ответа.» Однако, и мы попытки постигнуть непостижимое не оставим! «Правильно я говорю? Правильно!»

Основано на материалах Новой Хронологии.

Первые европейцы. Откуда польский гонор пошёл.

Белые люди пришли в центр тогдашнего мира. Натура человека определила пути дальнейшего развития истории. Ещё недавно все было очень едино и монолитно. Целый народ, все племена шли единым маршем к единой цели, преодолевали общие преграды, решали единые задачи, подчинялись единой воле, соединялись в единой вере. Сообщество равнодостойных, единомышленников, единотрудников пришло в Землю Обетованную.

И тут все человеческие качества немедленно стали работать над дальнейшим преобразованием общества. Проявились две основные тенденции: центростремительная и центробежная. Представители первой, домоседы, сформировали состав «местных», «коренных» жителей. Тех, из кого вскоре получились те, кого в официальной истории именуют «древними греками». Для позднего советского времени уместна аналогия с «коренными москвичами». А вторая половина за много поколений Исхода накопила в генах непоседливость, и предпочла не останавливаться, а исследовать мир дальше. Их аналог — «лимита», когда они возвращались в столицу.

Эта «развилка» — и причина образования «наций» и государств, и основа продолжения исследования, колонизации мира, а в последствии — и объединения его во Всемирную Империю Рюриковичей, самую успешную и эффективную систему управления, когда либо созданную человечеством.

Эта же развилка положила начало созданию вооружённых формирований, «дружин» (объединению друзей, на первых порах), позже переросших в армию. Поначалу целью дружин было защищать силой оружия нажитое имущество от посягательств «бродяг» — тех, кто ушёл познавать мир дальше, но в силу естественных обстоятельств принуждён был возвращаться в хорошо известные места.

Photo by stein egil liland on Pexels.com

Так появились нынешние поляки, описанные в официальной истории как «половцы». И то, и другое определение значит «живущие в полях». В этой самой официальной истории «половцы» почему-то всё время нападали на «Константинополь». А у них был выбор? Группа непоседливых славян (поляки — славяне) не стала останавливаться на достигнутом, и покинула одним прекрасным весенним деньком гостеприимные берега Придешского царства, и ушла на поисках воли и доли на северо-запад, в поля, где теперь Польша. Степные дороги, которые они протоптали (скорее всего уже на конях, ведь Ханаан — ареал обитания диких копытных) назвали шляхами, а себя, поселившихся вдоль шляхов — ляхами. Чудо, как хорошо в полях весной, летом и осенью! Тиха украинская ночь, и т.д. Но в слове северо-запад — ключевое слово — север. Польша — не бог весть какая Арктика. А всё же не Босфор.

Иная зима заставляла молодых исследователей и колонизаторов будущей Европы делать работу над ошибками и возвращаться в родные пенаты — в «Константинополь». Но там их уже и не ждали. И не рассчитывали на ораву бывших друзей, превратившихся в одночасье во врагов — «варягов». И без боя припасы и добро не отдавали. Тут вам и набеги «половцев» на «Константинополь». А всё же поляки северо-запад обжили, к зимам приспособились и привыкли. И стали первыми европейцами. Отсюда и знаменитый польский «гонор», как видим, вполне заслуженный.