Буян — наш. Киев: прости, прощай. Снова открытие

«Гладко было на бумаге, да забыли про овраги» — одна из наших скреп, которыми трудно гордиться. К чёрту амбиции, «сочтёмся славою, ведь мы — свои же люди! Пускай нам общим памятником будет построенный в боях…» объективизм!

Днепровские пороги до ДнепроГЭСа. Взято из интернета

Честно сказать, с большим удовольствием наблюдаю, как авторы Новой Хронологии с помощью объективных данных последовательно разрушают ложь романовских «историков», даже если такие разоблачения довольно больно бьют по ностальгическим штампам непредсказуемого прошлого и личному опыту несущейся к светлому будущему собственной жизни.

Днепровские пороги. Старое фото. Взято из интернета

Начать следует от «печки», с Киева. И закончить на этом тему Киевской Руси, как ни горько сознавать, что и эта часть нашей великой истории оказалась изрядно потраченной немецкой молью. Да, к сожалению, прекрасный город на Днепре романовские «реформаторы» во многом описали теми же чернилами, что и «Великий Новгород», недавний честный и непричастный, и невиновный Околоток. Не буду пересказывать все аргументы. Кто хочет — сам найдёт. Кто не хочет — чихать хотел на любые аргументы. И это — правильно. Жизнь у человека — одна, прожить её надо как считаешь правильным. Ведь по большому счёту человеку от жизни нужно только счастье.

Редкая птица долетит до середины пути до порогов Днепра, но не было капитана, доводившего морские суда до столицы. Взято из интернета

Короче, дочитал книгу Г.В. Носовского «Соловей Разбойник, остров Буян и Крым». Вся наша жизнь — логические цепочки. Это и хорошо, и плохо. Зависит от того, к чему вы стремитесь. Если Вы хотите что-то соврать — это плохо, потому что, если за эту цепочку потянуть, все враки повиснут на ней, пристёгнутые, во всей своей неприкрытой неприглядности. Это хорошо, если Вы стремитесь найти истину. Потому, что картина получается в обоих случаях одинаковая, а выводы — разные.

Днепровские пороги в наши дни, когда плотина подняла уровень воды. Взято из интернета

На наше счастье, несмотря на все усилия романовского и последующих «министерств правды», сохранилось достаточно источников, рассказывающих, как было на самом деле. В частности, былины рассказывают, что морские корабли прибывали по Чёрному морю в большом количестве, иногда под сотню, и вскоре бросали якорь у высокого Киевского бережка. Казалось бы, картина благостная, зацепиться не за что. Просто «из варяг в греки» и обратно. Вот именно так и казалось «творцам истории». Но зацепиться, хочешь — не хочешь, приходится за «овраги», то есть за пороги. Знаменитые днепровские пороги 75 километров длиной. Их, конечно, из окон кабинетов «правдивых историков» не видно. Да и по весне, по высокой воде, да по течению, по ним кой — какие товары возили. На лодках. Ими в расчёт не было принято, что через пороги вверх по течению не только морские корабли, но и те же лодки не ходили никогда. Больно крут норов у Днепра-батюшки на порогах, и очень мелок он там, метров до двух, на романовские сказки ему плевать, а бороться с ним в этих условиях — дурных нема, и не було николы. Это, конечно, не единственная причина, по которой не был нынешний Киев центром Киевской Руси, но и не малая. Политэкономию даже научный коммунизм не пересилил, ибо бытие — первично, а сознание — не только вторично, но и ущербно, больно внушаемо оно оказалось.

Руины Турецкого вала на Перекопе. Взято из интернета

Оказалось, что и имя «Киев» вослед за «Иерусалимом» в бега подалось по лику земли, и в нескольких местах осело, покуда современная картография и GPS-навигация не закрепили на тех местах, куда ныне добрели. Писали уже люди знающие, и мне приходилось, что сначала Киевом как раз Иерусалим же и звали. Тот, что теперь известен как Троя, Царь-Град, и т.д. А упомянутая книга (и не только она) дополняет, что так звали Малый Стамбул, Кафу (Кефе), нынешнюю Феодосию, и даже Москву, когда она ещё ни столицей, ни городом не была. Словом, материал для самостоятельного изучения такой, что скучно не будет, а времени не хватит.

План турецкой крепости на Перекопе. На самом переднем плане, под стеной — канал длиной 8 км от Чёрного до Азовского моря. Его до сих пор видно из космоса. Взято из интернета

До чего же полезно получать новые знания! Серьёзно. Если изучаете честный материал, открытия (без преувеличения!) — просто гарантированы. Нужно только время и внимание. Например: https://truefairytail.com/2021/03/12/правда-о-пасхе-крах-мировой-истории/ Или что вы скажете, если открытия пошли косяком, и я разгадал, ни много — ни мало, значение слова «русский»? Ну, во-первых, спасибо Новой Хронологии, последней прочитанной книге. Во-вторых, знаю, что не скромно, но тут уж ничего не поделаешь, я почти не виноват, само в глаза бросилось и в разум пришло. Всем этим филологам и историкам не в окаменевшем «древнегреческом» наследии колупаться надо было, а больше доверять живому и живоначальному великому и могучем русскому языку. Он нам ещё много открытий чудных готовит, лишь бы доброхоты народные просвещения дух не удушили.

Турецкий вал на Перекопе. Старинная гравюра. На переднем плане по центру — шлюз, регулирующий уровень воды в канале. Взято из интернета

Итак, сейчас прямо на ваших глазах куча сломанных копий по поводу происхождения слова «русский» отправится в утиль, завёрнутая в обрывки миллионов кандидатских и докторских диссертаций различных филологов и прочих языковедов. Поможет нам в этом Крым, он же остров Буян. Никакого противоречия нет. Хотя вы будете смеяться и обвинять меня в зацикленности на Романовых. «Ну да, я проникся!» И вам всем советую. Давайте проделаем это вместе. Дело в том, что Крым до Романовых был отделён от материка широким рвом, достаточным для прохода по нему морских судов из Чёрного моря в Азовское и обратно. Романовы же сделали из него обратно полуостров, засыпав канал.

А вот Коринфский в Греции — жив, и до сих пор работает. Взято из интернета

Вот как раз в то время, когда полуостров Крым был островом Буяном посредством канала, примерно современником Коринфского, он ещё назывался островом Руйным. Теперь догадались? Для тех, кто пока нет, даю подсказку: русский, Руйный, ружьё, руины. То есть: Руйный — это руинный. Ружьё — приспособление, превращающее цель в руины. Руины — это нагромождения, развалины. Нагромождения — это горы. Русские — живущие среди руин, среди гор, горцы, highlanderы, если хотите. Хотя, конечно, не очень-то и хай, так, холмы, не Эверест. Ничего не напоминает? Верно, шотландцы нисколько не врали, называя себя русскими. Врали переводчики. Они же называли и называют их скотами. Не надо играть с ударениями! Их подложный Пётр приезжал к нам делать из скотов людей. Пытаются до сих пор. https://truefairytail.com/2020/07/12/петр-первый-и-великий/

В Шотландии русские — горцы хоть и остались в медвежьих шапках, но от соседства с англичанами потеряли штаны. Взято из интернета

Смотрите, предки жили в равнинной области африканских озёр Вана. Звали себя Вана. Ушли на север, стали сл-Вана, славянами. Пришли в нынешнюю Грецию — Горецию (не потому, что горы, а потому, что Гор). Что Греция, что Кавказ, что Турция, что остров Руйный (Крым) — места гористые. Прежде, чем до лесов средней полосы добраться, а потом их в степи раздольные превратить, стали славяне древними греками, горцами по прописке, людьми, живущими на руинах-горах, русскими. Всё. Спасибо. Не стоит благодарности. Однако, пожалуйста!

Немного английского. Куда подевался ужин и когда король заговорил на родном языке

Друзья, давайте немного отвлечёмся от победной колонизации известного тогда мира потомками Рюрика-Энея-Ивана и забежим вперед подивиться на современные и не очень перипетии языка, которого в обсуждаемое время ещё и не существовало вовсе в природе.

Взято из интернета

Когда мне в школе пришлось изучать этот «древний» язык Шекспира, преподавателю не удалось заинтересовать меня настолько, чтобы я захотел овладеть им в совершенстве. Однако, я заучил, и помню до сих пор, что завтрак — это брекфаст, обед — это динер, а ужин — это саппер.

Когда учился в морском училище, в справедливости этих трактовок сомнений не возникало, потому что и расхождений не было. Завтрак оставался брекфастом, обед оставался динером, а ужин — так и был саппером. Всё на своих местах. Но, как это часто бывает в жизни, столкновение с реальностью вынудило внести коррективы в устоявшиеся представления, и заняться самообразованием.

При посещении иностранных портов пришлось обнаружить на первый взгляд странную вещь: практически повсеместно за границей ужин-саппер не то чтобы пропал, но был заменен на обед — динер. А вместо разжалованного обеда на свет появился какой-то ланч. Завтрак не тронули, милостиво оставили на своём законном месте. Местные пытались метаморфозу объяснить, практически всегда не очень убедительно. Но и я в то время не очень-то интересовался побудительными мотивами такого перестроения, пусть их чудят себе, мне не жалко.

Однако, ещё в училище, когда приходилось прогревать своё прохладное отношение к предмету, довелось мне приобрести интересную книгу автора Колпакчи, не помню инициалов, в которой она давала очень доходчивую личную систему изучения языка. В том числе, сообщала, что в тысяча каком-то году тронная речь британского монарха при вступлении на престол впервые (!) была произнесена на английском языке. А на каком же его предшественники произносили свои тронные речи ранее? Утверждается, что на французском. Эта странная ситуация застряла у меня в памяти из-за своей нелогичности. Мы знаем из истории, что Англия и Франция только и делали, что воевали между собой. Зачем произносить при вступлении на престол тронную речь на языке врага? Это — слишком, даже для чёрного английского юмора. А сравнительно недавно в одной популярной исторической передаче я услышал фразу: «Во время наполеоновского похода на Москву шестьдесят процентов личного состава французской армии говорило на диалекте, который позднее стал французским языком». Так на каком же языке произносились тронные речи при вступлении на престол британских монархов? И, кроме того, бонус: когда же сформировался уже французский язык?

Взято из Википедии

Авторы Новой Хронологии правы, когда сравнивают анализ истории с работой детективов, разыскивающих крупинки правдивой информации, и на основе анализа этих фрагментов ловят за руку тех, кому есть что скрывать. Дьявол кроется в мелочах, но где-то в них же часто скрывается истина. Помимо общеизвестных преступлений против своего народа и страны «верные ленинцы» виновны в не меньшем преступлении против человечества, хоть и не таком наглядном — упразднении преподавания логики. Эта потеря будет ещё ой как долго нам аукаться. Ведь логика тоже позволяет, даже не специалисту, получить верное суждение на основе анализа казалось бы незначительных, но взаимосвязанных элементов, фрагментов системы.

Такой маленький, но очень весомый кусочек понимания подарила мне судьба лет пять назад. У нас на борту были охранники, для того, чтобы защитить судно от сомалийских пиратов. Старшим у них был чистый бритиш, житель Лондона, белый. Немолодой, а, следовательно, носитель близких традиций в отношении моего представления о названиях трёхразового питания. Как-то раз в разговоре об ужине он назвал ужин не динером, и даже не саппером, а суппером! Я переспросил, и он подтвердил, что так говорят у них в семье. Паззл сложился! Я понял, что раньше в небогатой Европе не очень-то и роскошествовали, на ужин ели супчик, и называли третий приём пищи соответственно суппером, как это прямо написано, если читать просто по буквам.

И ещё я понял, что, создавая новый «язык Шекспира», этот вариант эсперанто, примерно в начале — первой половине семнадцатого века, его создатели лепили его из того, что было под руками, из русского и диалектов народов свежераспавшейся империи. Потому они вынуждены признавать, что раньше в английском были падежи, было слово «ты», земляника пишется «с трав бери», погода — «ветер», пламя — «фламе», звук «у» передаётся сочетанием букв «о» и «у», сто один у них — только сто и один, как было у нас, когда они и мы говорили на одном языке. Примерам несть числа. Кто честно занимается языком, сам это замечает. Например, Драгункин, создавший лучшую систему преподавания языка, так и пишет: «Вначале было слово.Русское».

Получается, что знает кошка, чьё мясо съела, и пытаются до сих пор замести следы. Голь на выдумки хитра, используют все доступные приёмы: читают не так, как пишут, завтраки заменяют обедами , для преподавания придумали шестнадцать времен, инопланетяне. А шило всё равно торчит из мешка. И мы будем продолжать его теребить и впредь.

Эта публикация не основана на материалах Новой Хронологии, но очень разделяет её выводы.

40 дней. Откуда погребальный обычай?

Нас приучили считать, что дьявол кроется в мелочах. Может быть для того, чтобы мы в них не очень-то и заглядывали. Потому, что где-то в тех же местах водится Истина. А она нам очень нужна, если мы не хотим уйти из жизни счастливыми дураками. Кто ж не знает: «многая знания — многая печали». Постараемся, чтобы печаль была светла.

Взято из интернета

В православной традиции человека, ушедшего в мир иной, поминают вскоре дважды: на девятый и на сороковой день. Если честно, причину поминок на девятый день я не знаю. Хотя версия есть. Наверняка поговорка «Бог любит Троицу» тут причастна. Через три дня — вроде рановато, — да и свежую рану теребить нет большого смысла. А вот три раза по три — и разумно, и своевременно, и благочестиво, и богоугодно.

Сороковины же возникли исключительно благодаря обстоятельствам казни, смерти и Воскресения Христа, а также последовавших событий христианства, только что родившегося в результате всех этих деяний.

Дух замученного Христа отлетел к Отцу своему утром 20-го марта 1185 года. Евангелия сообщают, что в это время была Пасха. Мы с вами уже выяснили, что народ отмечал в это время свой Исход из земли Ха (нынешней Африки). С этого момента «смертию смерть поправ» Сын Человеческий сделал Пасху Христовой по праву величия подвига. И дал имя религии по имени своему.

В то время «римских дорог» и ордынской ямщицкой службы ещё не было. В России этого страшного известия ещё никто не знал. Чёрная весть прилетела на Русь 1-го мая. Одного страшного смысла было достаточно для вековечной памяти о дне скорби. Однако ж, память народную Богу было угодно подтвердить зловещим символом. Весть пришла не просто так, а на фоне затмения Солнца. Полного.

В этот день на всей обжитой территории тогдашней России Солнце предстало в виде чёрного диска. И с тех пор эти два события — убиение Христа и затмение — слились в одно в сознании людей и в истории. И в Библии сказано, что когда умер Христос, завеса в храме разодралась надвое, и на три часа настала тьма по всей земле. Столько длилось полное затмение, прочертило чёрный след по земле. И навеки осталось в памяти людей. А люди стали с тех пор поминать усопших два раза: первый — через девять дней, а второй — через сорок, как Христа по Божьей воле.