Заветы. Ветхий и Новый. По какому живём?

Когда мы хотим подчеркнуть, что дело было давным-давно, говорим «в незапамятные времена» или поминаем времена ветхозаветные. Мол, дело было ещё в то время, когда Ветхий Завет действовал. И уверены, что мы правы. Что времена Нового Завета длятся от евангельских событий до наших дней. И в действующей хронологии это отразили, назвав это время «нашей эрой». Ветхозаветные времена, стало быть, были ещё раньше, «до нашей эры». Всё верно? Да, по общепринятой истории и хронологии всё верно. А если попробовать дать событиям развиваться естественно, наблюдая беспристрастно, как бы со стороны, как внимательный исследователь, а не заинтересованный участник?

Наши очень пристрастные предшественники подозревали, что и этот вопрос может привлечь внимание, и постарались по возможности полно осложнить эту задачу. А посему поместили Заветы Божьи в соответствии с названиями и принятой хронологией логически верно: сперва Ветхий, за ним Новый. Вы угадали, я — один из тех, у кого взгляд предвзятый, пытающийся под внешним благополучием разглядеть природную суть, без грима.

Вопрос не так прост, как кажется. Если совсем коротко, то на самом деле события Заветов на шкале времени переставлены местами. То есть происходили сначала описанные в Новом, а только после них — в Ветхом. И здесь не только «рокировочка» во времени, условный внук родился вперёд условного деда. Их оба ещё и сдвинули во времени назад. Новый — на тысячу лет, а Ветхий — почти на три. Наименее пострадавшим от заботливой ретуши «творцов истории» оказался Завет Новый. А наиболее — Ветхий.

Ветхий Завет. Моисей водит свой народ по пустыне Европы в 15-м веке. Пушки (слоны, колесницы) не показаны. Взято из интернета

Давайте разберёмся, начиная с наименее пострадавшего, с Нового. Само название говорит, что Завет вошёл в жизнь уже после какого-то другого. Стал Новым. Этим же подтверждается право на существование старого, Ветхого Завета. То есть, Ветхий, безусловно, был. Казус в том, что заботливые историки, если и знали настоящий Ветхий Завет, то убили его совсем, заменив «куклой» ныне числящегося оригиналом. Давайте обсудим это позже, тем более, что о реальном Ветхом Завете стараниями «хранителей истории» мы не знаем почти ничего и, к сожалению, наверняка ничего не узнаем.

Новый Завет по форме — попытка человеческого гения оторвать человека от земли, возвысить его если не до божественного состояния, то, по крайней мере, придать ему духовности, позволяющей преодолеть животную суть. Ему мы обязаны духовными подвигами и исканиями многих поколений христиан, священников и мирян, во время войны и в мирное время, следовать примеру Христа, стараясь возлюбить ближнего, яко себя самого, пытаясь соблюдать святые заповеди. Не нами подмечено, что официально отменяя религию, в Советском Союзе фактически советская власть ввела новую, в партию и Ленина. И даже десять заповедей строителя коммунизма заметно перекликаются с заповедями стремящегося войти в царствие небесное по Новому Завету.

В Новом Завете отражены новые, гуманистические, во многом идеалистические представления нового, европейского, молодого царства белых людей, только что вышедших из земли Ха в Африке, построивших первое в мире современное государство в Земле Обетованной. Вполне вероятно, что и правители, и народ Ханаана, празднуя победу цивилизации, испытывали чувства и вдохновлялись надеждами на предстоящие радужные перспективы жизни, совсем как в начале 20-го века. Расцвет науки, торжество ширящейся демократии, развитие производства, ощущение безграничности возможностей человечества. Почти что «смертию смерть поправ», вера в то, что человек скоро победит болезни, будет жить вечно, исчезнет преступность и войны, заживём «единым человечьим общежитием».

Новый Завет. Христос проповедует любовь к ближнему. Взято из интернета

Тогда, в конце 12-го века, эйфория закончилась кровавым мятежом в Царь-Граде, цареубийством — распятием Христа. Затем, в начале 13-го — охватившей весь известный к тому времени свет — первой мировой Троянской войной. Требование главенства совести человеческой «подставь другую щёку» и ценности человеческой жизни — «не убий!» уступило место главному лозунгу нынешнего Ветхого Завета «око за око, зуб за зуб». Начало века двадцатого тоже не из бежало аналогий. От цареубийства до мировых войн. Только жатва смерти была обеспечена прогрессом науки и техники многократно больше.

Современный Ветхий Завет стал иносказательной хроникой развития Всемирной Империи. В нём загримированы события создания Империи, деяния реальных царей, строительство городов и её символов, походы покорения Европы и борьба за власть внутри страны. Летопись Империи представлена как деяния и житие ветхозаветным пророков. Обнаружили эту суть авторы Новой Хронологии, настоящие учёные, вскрывшие реальные исторические события, стоящие за мифическим изложением. Рекомендую книги по этой теме, весьма увлекательно «ветхозаветное» описание строительства Москвы как Иерусалима и борьба царей с «разбойником» Разиным, якобы задолго до Христа.

А что же реальный Ветхий Завет? Он, безусловно, был. Но к нашему времени от него осталось только имя, наполненное более новым содержанием, чем Завет Новый. Простите за каламбур. Ревнители истории смыли его содержание полностью, как посбивали фрески старше 17-го века во всех храмах страны. Прямо скажем, взглянуть на настоящую старину мы можем в очень немногих местах, да и то лишь на её внешнюю сторону. А настоящий Ветхий Завет мог бы пояснить нам, почему Романовы ещё в 17-м веке запрещали указами народу кликать Усень и Плугу, поминать Осириса и Изиду. Мог бы показать, как внутри первобытной религии закладываются основы христианства, ничто не возникает из ничего. «Но гвозди ему — в руки, чтоб чего не сотворил, чтоб не писал, и чтобы меньше думал». А причину этого давно открыл Пушкин: «Тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман». Так и живём во грехе, обманутые и обманывающие. Сами и других.

Как возникло современное христианство

Формально христианство возникло со смертью и воскресением Христа. Однако, если вы помните предыдущие записи, всё было совсем не просто. Прежде всего, как и всё в этом мире, оно возникло не на пустом месте, а на базе древних верований и постулатов, сформировавшихся ещё во время пребывания белых людей на территории современной Африки в земле Ха. Эти верования составляли основу религии и были до того живучи, что ещё в 17-м веке церкви приходилось законодательно запрещать населению поминать Осириса и Изиду.

Взято из интернета

К концу 14-го века сложилась уникальная ситуация. Верховным правителем был Михаил Тверской. Он сначала хотел помазать на царство Саула по Библии, а фактически главнокомандующего армией того времени тысяцкого Ивана Вельяминова. Вельяминов был сторонником царского христианства, объявленного позже в официальной истории язычеством. Вскоре Михаил Тверской (Святой) увидел, что Саул (Иван Вельяминов) уклоняется с путей Господа, и помазал на царство Давида (Дмитрия Донского). Дмитрий Донской был сторонником апостольского христианства. То есть, как это часто бывает в жизни, официальный повод и личный интерес переплелись столь мощно, что противоречия стали неразрешимыми. Возникло двоевластие и двоемыслие.

За Иваном Вельяминовым стояла царская знать и войско. За молодым претендентом на престол Дмитрием — апостольские христиане (простой народ) и ополчение. То есть обстановка была нестабильной — смута. На деле вопрос решался в широко известном кровопролитном событии — Куликовской битве, позже представленной Романовыми как битва русских войск с иноземными захватчиками «татаро-монголами». Русское прозвище Ивана Вельяминова Мамай было объявлено монгольским именем. Позже нарождающаяся Европа описала Куликовскую битву как битву Константина Великого и Максенция в Италии. Заодно подкрутили спидометр аж до 312 года, для солидности, мол, глядите, какие мы древние! Бог с ними, пусть тешатся.

Как и многое в нашей истории, с Куликовской битвой ещё не все сюрпризы перечислены. Один из них — место битвы. Дмитрия Донским и назвали потому, что происходила она на Дону, правда к современному Дону она никакого отношения не имеет. Дело в том, что в то время Доном называли любую реку. То есть, битва происходила у реки. «Задонщина» описывает события, происходившие за рекой. Великое множество доказательств приводится в книгах по Новой Хронологии. Настоящее место действия — московские Кулишки. Место было тогда, и есть сейчас, окружённое десятками названий, связанных с обстоятельствами битвы, и дюжиной церквей, построенных в память этих событий, и множеством захоронений тех времён. А Москвы тогда ещё не было. Её построили в эпоху Ивана Грозного, как опричную столицу, в пику земскому Великому Новгороду (ныне Ярославлю).

Но и это — ещё не всё! Главное: в Библии Давид победил Голиафа, в Европе Константин Великий победил Максенция, а на самом деле Дмитрий Донской победил Ивана Вельяминова с Божьей помощью во всех вариантах, а на деле — с помощью церкви. Что далеко не одно и то же. Возможно, все, кому положено, лицезрели явление святого креста, кто во сне, кто наяву, чему и приписывается победа мастеровых ополчения над профессионалами Мамая, однако не это стало причиной исхода битвы. И даже не конная засада Владимира в садах. Исход битвы решил молодой, только что возникший вид оружия — артиллерия. Сергий Радонежский (известный в Европе как монах Бертольд Шварц) не только благословил Дмитрия перед боем, но и передал ему некое «знамение креста на схимах», «оружие нетленное» — батарею новеньких, деревянных ещё, пушек. Их изображение на старой иконе о Мамаевом побоище сохранилось. А в придачу — двух иноков, только что окончивших школу юных пушкарей — Ослябю и Пересвета, чтобы было кому грамотно использовать секретное оружие в бою. Иноки с честью выполнили возложенную на них задачу, обеспечили метким огнём уничтожение и деморализацию боевой силы противника, и погибли геройской смертью. Красивое ажурное чугунное надгробие им уничтожено в Москве во время субботника по благоустройству в 60-х годах прошлого века свято чтущими память предков комсомольцами.

Маленькое уточнение. Вполне может быть, что в реальности битва произошла в 1370 году, а не в 1380-м. На старых иконах на нимбе Христа везде 1370-й написан. Конечно, по эре от сотворения мира и церковно-славянскими буквами. Но теперь, конечно, за такую разницу никто кровь проливать не будет.

Фото автора

Долго хоронили жертв этой битвы с обеих сторон. С почестями хоронили, поминая, что «пали сильные», свои, русские люди. А уж история расстаралась, раскидала события по странам, городам и весям, именам и эпохам, племенам и народам так, чтоб одной фантазии было недостаточно, чтоб восстановить истину было невозможно. Они ж не могли знать, что за дело возьмутся потомки тех, кто страну создавал- современные учёные-математики, привыкшие гармонию алгеброй поверять. Я — так им очень благодарен за это волшебное чувство лёгкости, когда вся официальная лапша с ушей отпала. Ну, почти вся.

Только прошу, «не поймите меня правильно». Я не предлагаю дисквалифицировать «древних греков» за их литературные шедевры. Просто пора вырасти и перестать трястись от ужаса при упоминании Медузы-Горгоны, или Пана, или ящика Пандоры. Пламенный революционер Прометей стырил древний взрывпакет, а не огонь для людей, чтобы на переменке с пацанами прометнуть его, попугать девок. Надо отдать должное фантазии талантливых интерпретаторов, тем более что работали они по информации сарафанного радио: что не дочуем, то сбрешем; не обманешь — не продашь. И хватит шарить в глубине веков — всё под носом, свежее ещё, пахнет русским духом.

Ну, а великий наш преобразователь Дмитрий свет Донской после такой всемирной важности победы, крестил Русь по апостольскому обычаю. Однако замашек царских не оставил и вернулся к реорганизации мира (Рима, кому больше нравится старыми). Не мешкая отправился на юга новую столицу ставить, Рим Новый на Босфоре. Новая метла по-новому метёт. Кучу мусора, предками взамен Трои/Царь-Града/Иерусалима оставленную, разгребать не стал. Сделал всё по-своему, как водится, с точностью до наоборот. С северного конца Босфора на южный перебрался, и с азиатского берега — на европейский. Новым Римом называть не стал, назвал скромно и со вкусом — своим именем. По европейскому паспорту вышло — Константинополь. На Руси до сих пор Царь-Градом звали: привычка — вторая натура.

Основано на материалах Новой Хронологии.