Почему не тонет рыба?

Потому же, почему мы с вами не задыхаемся на берегу — живём мы здесь. А она — там, в воде. Сегодняшние наши попытки разрешения страшных загадок родимой словесности, не решаемых десятилетиями и даже столетиями, предлагаю посвятить любимой стихие — морю, воде. Ну, и помочь нашим филологам устранить многовековой позор минут за пять, ну, за семь максимум.

С помощью плавательного пузыря рыба добивается нейтральной плавучести и «висит» в толще воды. Взято из интернета

Почему рыба в воде не тонет, выяснили. Хотя, строго с научной точки зрения — может. Чтобы не тонула, не падала на дно морское, у неё плавательный пузырь есть. Сокращая его объём, рыба уменьшает свою плавучесть и начинает погружаться. А увеличивая — всплывать. Если, конечно, ей вообще лень шевелиться. Если не лень — перемещаться в толще воды проще всё-таки с помощью плавательных движений. Что и делает акула, рыба настолько древняя, что для неё природа ещё не предусмотрела плавательного пузыря — его у акулы просто нет. Смекалка, однако, есть даже у неё. Она знает места. И смело в них «тонет» до самого дна. Так на дне и лежит, отдыхая. А работу по омыванию жабер свежей водой выполняет набегающее течение, достаточное для снабжения кислородом, но не настолько сильное, чтобы потревожить покой отдыхающей особи. А если нет такой возможности — остаётся вечное движение, если хочет жить, дышать по-другому не может.

Бог не Птун. «Древние» римляне его примерно так представляли. Взято из интернета

Не могут и наши филологи по-другому мыслить. Только так: «древние римляне» придумали, «древним грекам» передали, ну, а нам осталось то, что с барского стола упало.

Я ж чего с водной стихией-то завязался в этот раз? Да просто попал на язык Нептун, владыка морей. И опять возник вопрос, не первый раз. Но теперь, Птун — не Птун, — выплёвывать не стал, решил разжевать, что за гад морской. В уме подходящие по созвучию слова подсортировал. Sea food вышел так себе, выглядит как свалка случайных слов: тунец, туника, словом, втуне. Втуне значит «бестолку». Ан нет! Убедитесь сами: толк очень даже есть.

Тунец — красавец. Но какой не утунет — того съедят. Взято из интернета

С головы начнём, то есть, с самого Нептуна. Если помните, говорил я вам, что практически любое старое слово понять можно, если просто его по-русски прочитать, не приправляя «древнеримским» и «древнегреческим» грибным галлюциногенным соусом.

Нептуна если непредвзято прочесть, та же рыба получается, не птунет он в воде! Выходит, способность тонуть раньше выражалась словом «птун» или просто «тун», то есть, «потонуние». Согласен, сейчас выглядит как натяжка. Однако, для лучшего понимания можно на голову натянуть современное Нептуну слово «туника». Казалось бы, к чему она здесь? Однако, похоже, древние не очень разделяли, в чём тонуть: в в воде ли, в туники ли погружаться. И там и там «тунуть» приходится. Вот и у тунца выбора нет: жить хочешь — «туни» в воде. А чтобы не пропали втуне эти труды мои тяжкие, не «потунули» в скепсисе читателей, придерживающихся учения упрямого Фомы, изложу вам, как официальная версия Нептуна и похожих слов, этимология которых «неопределена», поможет нам её за ушко, да на ясное солнышко из глубин филологии извлечь и просушить, сделать наглядный вяленый экспонат чудовища брехологии.

Туника — холщёвый мешок с дырками для головы и рук, в котором «тунули» «древние» греки с «древними римлянами». Взято из интернета

За язык мы их не тянули, а только сами они в Википедии («в колодце она лежит, можешь посмотреть») утверждают, что «древние греки» от «древних римлян» переходящего Нептуна принимая, имя на всякий случай поменяли, возможно для более точной национальной идентификации. Но вы, друзья, как не садитесь, в отцы славянам не годитесь! Имечко опять само за себя говорит, да ещё и старается чётко артикулировать: «Посейдон»! Опять загадочное «древнегреческое» имя легко читается и понимается. Посей-дон. Если призыв что-либо посеять нам, сеющим всю жизнь разумное, доброе, вечное, а пожинающим то, что есть, объяснять не надо, то насчёт слова «дон» достаточно вспомнить, что до того как имя закрепилось за одной всего рекой, впадающей в Азовское море, так называли любую реку. Потому и «Задонщина» описывает Мамаево побоище, произошедшее на реке на Смородинке, ныне рекой Москвою прозываемой.

Посейдон. Попытайтесь в этом «древнегреческом» сеятеле рек найти десять отличий от «древнеримского», который не тунет.

А «древние греки» — молодцы. Чётко суть явления передали в имени. Когда нетонущий Птун у римлян калапуцает синее море, от такой турбулентности у греков, и не у них одних, штормовые дожди сеют реки по лику земли, то есть, питают их, от чего и происходит круговорот воды в природе, как учит партия и природоведение.

Друзья! Я пока не наблюдаю конкурентов. Неужели никто не встрепенулся от появившейся возможности отличиться и опередить меня в изложении перевода древних слов со славянского на русский? Или мне и дальше монопольно обладать возможностью объяснять людям очевидное, но невероятное для наших и «ихних» учёных? У Бога слов много, берите, сколько сможете объять умом безграничным.

Она самая, тунь. 3/4 планеты — моря и океаны, так что есть, где втуне пропадать. Взято из интернета

Да, как думаете, почему древние, что римляне, что греки, богов по-славянски величали? Тайна сия невелика есть, за полой шинели поместится.

Как возникло современное христианство

Формально христианство возникло со смертью и воскресением Христа. Однако, если вы помните предыдущие записи, всё было совсем не просто. Прежде всего, как и всё в этом мире, оно возникло не на пустом месте, а на базе древних верований и постулатов, сформировавшихся ещё во время пребывания белых людей на территории современной Африки в земле Ха. Эти верования составляли основу религии и были до того живучи, что ещё в 17-м веке церкви приходилось законодательно запрещать населению поминать Осириса и Изиду.

Взято из интернета

К концу 14-го века сложилась уникальная ситуация. Верховным правителем был Михаил Тверской. Он сначала хотел помазать на царство Саула по Библии, а фактически главнокомандующего армией того времени тысяцкого Ивана Вельяминова. Вельяминов был сторонником царского христианства, объявленного позже в официальной истории язычеством. Вскоре Михаил Тверской (Святой) увидел, что Саул (Иван Вельяминов) уклоняется с путей Господа, и помазал на царство Давида (Дмитрия Донского). Дмитрий Донской был сторонником апостольского христианства. То есть, как это часто бывает в жизни, официальный повод и личный интерес переплелись столь мощно, что противоречия стали неразрешимыми. Возникло двоевластие и двоемыслие.

За Иваном Вельяминовым стояла царская знать и войско. За молодым претендентом на престол Дмитрием — апостольские христиане (простой народ) и ополчение. То есть обстановка была нестабильной — смута. На деле вопрос решался в широко известном кровопролитном событии — Куликовской битве, позже представленной Романовыми как битва русских войск с иноземными захватчиками «татаро-монголами». Русское прозвище Ивана Вельяминова Мамай было объявлено монгольским именем. Позже нарождающаяся Европа описала Куликовскую битву как битву Константина Великого и Максенция в Италии. Заодно подкрутили спидометр аж до 312 года, для солидности, мол, глядите, какие мы древние! Бог с ними, пусть тешатся.

Как и многое в нашей истории, с Куликовской битвой ещё не все сюрпризы перечислены. Один из них — место битвы. Дмитрия Донским и назвали потому, что происходила она на Дону, правда к современному Дону она никакого отношения не имеет. Дело в том, что в то время Доном называли любую реку. То есть, битва происходила у реки. «Задонщина» описывает события, происходившие за рекой. Великое множество доказательств приводится в книгах по Новой Хронологии. Настоящее место действия — московские Кулишки. Место было тогда, и есть сейчас, окружённое десятками названий, связанных с обстоятельствами битвы, и дюжиной церквей, построенных в память этих событий, и множеством захоронений тех времён. А Москвы тогда ещё не было. Её построили в эпоху Ивана Грозного, как опричную столицу, в пику земскому Великому Новгороду (ныне Ярославлю).

Но и это — ещё не всё! Главное: в Библии Давид победил Голиафа, в Европе Константин Великий победил Максенция, а на самом деле Дмитрий Донской победил Ивана Вельяминова с Божьей помощью во всех вариантах, а на деле — с помощью церкви. Что далеко не одно и то же. Возможно, все, кому положено, лицезрели явление святого креста, кто во сне, кто наяву, чему и приписывается победа мастеровых ополчения над профессионалами Мамая, однако не это стало причиной исхода битвы. И даже не конная засада Владимира в садах. Исход битвы решил молодой, только что возникший вид оружия — артиллерия. Сергий Радонежский (известный в Европе как монах Бертольд Шварц) не только благословил Дмитрия перед боем, но и передал ему некое «знамение креста на схимах», «оружие нетленное» — батарею новеньких, деревянных ещё, пушек. Их изображение на старой иконе о Мамаевом побоище сохранилось. А в придачу — двух иноков, только что окончивших школу юных пушкарей — Ослябю и Пересвета, чтобы было кому грамотно использовать секретное оружие в бою. Иноки с честью выполнили возложенную на них задачу, обеспечили метким огнём уничтожение и деморализацию боевой силы противника, и погибли геройской смертью. Красивое ажурное чугунное надгробие им уничтожено в Москве во время субботника по благоустройству в 60-х годах прошлого века свято чтущими память предков комсомольцами.

Маленькое уточнение. Вполне может быть, что в реальности битва произошла в 1370 году, а не в 1380-м. На старых иконах на нимбе Христа везде 1370-й написан. Конечно, по эре от сотворения мира и церковно-славянскими буквами. Но теперь, конечно, за такую разницу никто кровь проливать не будет.

Фото автора

Долго хоронили жертв этой битвы с обеих сторон. С почестями хоронили, поминая, что «пали сильные», свои, русские люди. А уж история расстаралась, раскидала события по странам, городам и весям, именам и эпохам, племенам и народам так, чтоб одной фантазии было недостаточно, чтоб восстановить истину было невозможно. Они ж не могли знать, что за дело возьмутся потомки тех, кто страну создавал- современные учёные-математики, привыкшие гармонию алгеброй поверять. Я — так им очень благодарен за это волшебное чувство лёгкости, когда вся официальная лапша с ушей отпала. Ну, почти вся.

Только прошу, «не поймите меня правильно». Я не предлагаю дисквалифицировать «древних греков» за их литературные шедевры. Просто пора вырасти и перестать трястись от ужаса при упоминании Медузы-Горгоны, или Пана, или ящика Пандоры. Пламенный революционер Прометей стырил древний взрывпакет, а не огонь для людей, чтобы на переменке с пацанами прометнуть его, попугать девок. Надо отдать должное фантазии талантливых интерпретаторов, тем более что работали они по информации сарафанного радио: что не дочуем, то сбрешем; не обманешь — не продашь. И хватит шарить в глубине веков — всё под носом, свежее ещё, пахнет русским духом.

Ну, а великий наш преобразователь Дмитрий свет Донской после такой всемирной важности победы, крестил Русь по апостольскому обычаю. Однако замашек царских не оставил и вернулся к реорганизации мира (Рима, кому больше нравится старыми). Не мешкая отправился на юга новую столицу ставить, Рим Новый на Босфоре. Новая метла по-новому метёт. Кучу мусора, предками взамен Трои/Царь-Града/Иерусалима оставленную, разгребать не стал. Сделал всё по-своему, как водится, с точностью до наоборот. С северного конца Босфора на южный перебрался, и с азиатского берега — на европейский. Новым Римом называть не стал, назвал скромно и со вкусом — своим именем. По европейскому паспорту вышло — Константинополь. На Руси до сих пор Царь-Градом звали: привычка — вторая натура.

Основано на материалах Новой Хронологии.

%d такие блоггеры, как: