Троянская война. Первая гражданская. Первая отечественная.

В самой правдивой и точной , официальной версии истории, Христа распяли в первой половине первого века, а жаждой мщения «крестоносцы» воспылали через тысячу лет после этого, и пошли воевать Гроб Господень, но напали почему-то не на нынешний Иерусалим, а на «Константинополь», то есть Трою. Должно быть, тысячелетний сон сильно дезориентирует.

Эта «незначительная ошибка» — одна из тысяч подобных, — про которые честные древние историки говорили: «Криво склали». Давайте разберёмся, что же происходило в действительности. Андроник Комнин, которого представили Пилату : «Се человек», царь Иудейский (царь, если помните, Ханаана, то есть, нового, второго после севера Африки обжитого оседлого поселения -Ха, Бизантия, Придешского царства, Иерусалима, Трои) был свергнут и казнён во время праздника Пасхи в результате придворного мятежа родственной династией Ангелов 20 марта 1185 года. И столичные обитатели («древние греки»), и вольные путешественники-россы (белые люди, непоседливые и незваные гости (враги-варяги) «греков» были одним народом, пришедшим в Придешское царство из Ха и распространившемся в окрестностях Русского моря. Связи между ними были крепкими, часто родственными, знание друг о друге было довольно полным. Убиение царя воспринято было однозначно недопустимым душегубством, а с точки зрения возникающего христианства — святотатством. «Крестоносцы», то есть мстители за Христа, тысячу лет ждать не стали, а не мешкая, стали собирать дружину «воевать Гроб Господень».

Итак, две стороны конфликта представлены официальной историей в этой войне: собственно троянцы (виновники и попустители злодейства) и ахейцы. Кто такие «ахейцы»? Объясняют, скромно потупив очи долу, что «ахейцы — жители Ахайи». И всё на этом, догадайся, мол, сама. А мы, вот, возьмём — и догадаемся. Тем более, что нам известен алгоритм, уже доказавший свою эффективность. Оказывается, не надо открывать филологический университет или вести грандиозные раскопки в Малой Азии. Достаточно посмотреть на слово, а там русским по белому написано: Ахайя — А-Ха-йя, где А- отрицание, Ха — обжитое оседлое пространство, йя — окончание женского рода. А загадочные ахейцы, жители Ахайи — всего лишь обитатели «провинции», бродящие вокруг тогдашнего «Рима», тогдашняя «лимита». То есть, дословно, граждане без столичной прописки. Всё было, и всё будет. Причём, господа официальные историки, описывая ахейцев, сами себя высекли, называя их «ахейцы-греки», тем самым подтверждая, что вышли они из «столицы». Словом, провинившийся центр — Троя, и карающая провинция — ахейцы. Кстати, теперь можно догадаться , почему их предводителя звали Ахилл: потому, что не был представителем столичного бомонда. Если отвлечься от лир сладкозвучных и литавров медногремящих греков древних, богов создающих фантазией дивной, то звали его просто и понятно: князь Святослав. Чтоб совсем понятно: конник Святослав.

Развалины Трои, Иерусалима, Ероса. Фото автора.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Лет 10-15 собирались. Давайте оставим их пока в покое — дело серьёзное, суеты не любит. Мы же с вами предадимся некоторым вопросам географии и картографии (прошу прощения у тех читателей, у которых эти термины вызывают зубную боль, и обязуюсь применять их только по мере надобности).

Взято из Википедии. Восточная часть Средиземного моря «вверх ногами»

В официальной истории «крестовые походы» идут с запада на восток. Древняя церковно-славянская книга «Страсти Христовы», Новая Хронология и ваш скромный слуга утверждают обратное. С востока на запад. Кто прав? Хочется сразу сказать — конечно Я! Однако, пойдём всё-таки простым логическим ходом. А для этого сделаем ещё одно небольшое отступление, но в том же направлении. Читал недоумённые сообщения моих коллег по творческим мукам — филологов-дилетантов. Мол, разгадали, что древние слова, помогавшие ориентироваться на местности нашим далёким предкам «одесную» и «ошую» значат соответственно «справа» и «слева», как Десна и Шуя. Но восторг открытия разбивается о географическую карту! Смотрим: Десна слева, Шуя справа?! «Или что-то случилось, или одно из двух». Велик соблазн по примеру официальных историков обвинить предков в дремучей тупости, а себя объявить цацей. Однако, послушаемся товарища Са.. ах! какого человека!- торопиться не надо. Кем бы ни был Петр Великий, но дураком не был точно. Возьмём его карту северного Причерноморья, где он сам участвовал, говорят, в промерах. Она — в нашем привычном понимании — вверх ногами! И не только эта карта. Немцы до сих пор говорят на восток — левант (расположенный слева). В чём дело? Часто всё зависит только от точки зрения. Людей понять можно. Во время своего длинного и трудного перехода из Африки они часто обращались лицом в сторону любимой (а как же!) родины, затем родины предков, затем земли упокоения великих людей. В конце концов, солнце там же, на юге. Восток был слева, запад — справа. Когда жили уже в основном в северном полушарии, со временем победила тенденция ориентироваться по северному полюсу. И «одесная», «ошуя», «крестовые походы», и многое другое пошли «не туда», а предки заметно поглупели в наших, «умников», глазах.

Троянская война — первая в истории человечества масштабная гражданская война. Впрочем, как и отечественная, потому, что в ней воевали соотечественники, других в то время попросту ещё не было.

Основано на материалах Новой Хронологии.

Исус. Начало глобализации

Вы, наверное, думаете, что глобализация началась в 20-м веке? Напрасно, «всё уже было украдено до вас» (Операция «Ы»). Я сейчас начну описывать события жизни молодого Христа и молодого христианства, а Вы сами увидите, что эти времена и были моментом начала глобализации, что исторический процесс идёт в борьбе двух противоположных тенденций — центробежной и центростремительной.

Святая София. Богоматерь с младенцем Фото автора

Что собой представляла картина расселения белых людей к этому времени? Центр, конечно, в центре мира — в Иерусалиме, в Царь-Граде, в Илионе. Почему Илион — потом расскажу. В нём осели те, кто в последствии стал «древними греками». Поляки, вы уже знаете, первыми вырвались на не очень плодородные просторы будущей Европы. Чухонцы, простите за анахронизм, сделали шаг в сторону и стали впоследствии уграми, мадьярами, венграми, однако, далеко не отрывались от центра. Не все, конечно. Те из них, кто помобильнее, стали впоследствии, по мере расселения, кто мордвой, кто финнами. По берегам Днепра бродили «туристы», ставшие украинцами, а восточнее их — развесёлая компания неугомонных искателей счастья, кто в последствии выбрал себе всё ныне присутствующее многообразие ников, с помощью которых они пытаются отделить себя друг от брата.

Дорога тех, кто вообще не знал, и не хотел знать, преград, была дальняя — До Великого (Тихого океана) через территории, широко известные в 17-18 веках как Великая Тартария, о чём нам почему-то ныне в школе постеснялись сообщить. А зря. Чем лучше знаешь местность, тем более правильную дорогу сможешь выбрать. Кстати: слово Тартария пришло к нам из поздней, западной интерпретации. Не было ли оно изначально Дар Дария? То есть Божьим Даром, той самой Землёй Обетованной? Этой самой землей, вдоль Амура, дошли наши предки и до Макаренских островов, ныне известных как Япония. И на этих островах поселились. На занятиях по воинскому искусству показывали молодым приёмы, командуя: «Вонзай!» и били с гордостью себя в грудь, заявляя: «С Амура я!» Ничего не напоминает? Ну-ну.

Между тем, в условиях благодатного Крыма, который ещё не знал, что он кому-то принадлежит, возрастал первый человеческий гений, оплодотворённый самим Богом, с поджидающей его прекрасной и ужасной судьбой. Всё у него необычно было с самого зарождения его прекрасной и трагической жизни до самого неповторимого её конца. Хоть он и родился в необычной обстановке, в пещере, а в честь его рождения Отец устроил такой фейервек, какой недоступен ни одному олигарху (Вифлеемская звезда и комета Галлея). А сам младенец был окружён волшебным сиянием. Глаза его были пронзительного голубого цвета, выделяющегося своим прекрасным видом даже среди голубоглазых же соотечественников и родственников. Рос не по дням, а по часам, крепким и сильным, статным и высоким. А главное — не по годам мудрым. Эта же ума палата принесла ему первый горький жизненный урок.

Святая София. Купол. Богоматерь с младенцем. Фото автора

В юношестве мессианский огонь жёг его душу и требовал выхода. Он попробовал обратиться с проповедью к соотечественникам. Ничего не вышло. Не стали слушать «молокососа». Без поражений нет побед. Он вынужден был сделать доселе знаменитое наблюдение: «ИСТИННО ГОВОРЮ ВАМ: НИКАКОЙ ПРОРОК НЕ ПРИНИМАЕТСЯ В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ.» (См. НХ). Это его не остановило. Божественная сила отправила его в странствия, в которых он продолжил нести свет миру. До нас эти деяния дошли в виде путешествия Андрея Первозванного по Днепру. Равно, как и то, что Христос дошёл до Индии. Это правда. Но надо чётко понимать, что в то время Индия была не тем, что она сейчас. Был глагол «инде», означающий «Где-то там, далеко». А Индия — означала просто «далёкая земля». Для «древних греков», сидящих в Царь-Граде, северное причерноморье уже было Индией. А для живущих к северу и востоку от моря — Бизантий был заморской землёй. Впрочем, хорошо знакомой, оттуда пришли. Кстати, загадочная Никея не имеет никакого отношения к «богине Нике» (с фантазией у «древних греков» проблем не было, может, перестали вино разбавлять). Пишется она до сих пор Nicea. «С» читается и как «с», и как «к». Опять «Операция «Ы». Сейчас читают «Никея». А было «Нисея», то есть, Низея, город «внизу» Русского моря, на южном берегу его.

После Днепра Христос пошёл на Русь. Не надо забывать, что он был знатного (царского) рода. И не один на Русь отправился, а с матерью — Богородицей. В этот период он известен в разрешённой истории как Андрей Боголюбский. А до наших дней на местности остались Боголюбово и Диево Городище. Дий (Дый) — одно из его имён. Это не вся география. Отметился и Великий Новгород. По крайней мере, то поселение, которое было на его месте до основания Славенска, потом Ярославля (Великого Новгорода) Рюриком (позже и об этом поговорим). Не путать с современным населённым пунктом под этим славным именем, которому выпала сомнительная честь, когда Романовы тасовали колоду, мухлюя. Андрей Боголюбский очень любим в истории и памяти народной. Но новгородцы должны быть благодарны не ему, а его царственной матери, которая мудро уговорила молодого, горячего сына снять осаду, отменить штурм, не лить кровь соотечественников.

Так и жил весь тогдашний мир (и Рим) — во единстве, во связи и взаимозависимости. Пока не пришла весть, что дорога на Царь-Град открыта, преграды пали, трон свободен. Народ ждёт законного претендента (не путать с президентом) на престол. Как ни весело жилось на гостеприимной Руси, как ни пристрастился он к молодецким забавам да охотам, а пора и честь знать. Да и не мальчик уже, но муж. Государственные дела позвали в дорогу. Мир опять замер на пороге перемен.

Проникновенье наше по планете

Photo by Pixabay on Pexels.com

Около тысячи лет тому назад начался естественный процесс «ползучей» колонизации (освоения) территории нынешней Евразии, и через пролив -нынешней Америки. Этот процесс питался в основном естественным ростом населения при благоприятных внешних условиях и правильной организации общественной жизни в Иерусалиме (Трое, Киеве, Бизантии, будущем Константинополе) и естественным желанием людей познавать мир.

На первых порах, около двух сотен лет, этот процесс централизованно никем не регулировался и не направлялся. С одной стороны, не было ещё государства, в нашем понимании, а значит, не было «учёта и контроля». С другой стороны, у людей была воля, тяга к которой до наших времён сидит в наших генах, хоть мы уже давно не в Придешском царстве живём.

Этим двум векам свободы мы обязаны картиной расселения коренных народов, вышедших из Африки, по лицу Земли. Сказки про рабовладельческий строй — на совести апологетов официальной истории. Те, кого они называют рабами, появились позже, с появлением государства, армий и войн. В результате войн появляются пленные — холопы, то есть рабы. Появляется и слово «работа», то есть «работА» — подневольный труд. На таком труде никакое общество держаться не будет. Законы природы на хромой козе не объедешь.

Объединяла их религия, по сути христианство, но ещё не персонифицированная во Христе. Хотите называть её язычеством — воля Ваша, в том нет большого греха. Язык был общим (см. Библию). Хотя, безусловно, в тесных этнических группах постепенно вырабатывался свой, местный, со временем всё более удаляющийся от пра-языка с его ограниченным в силу естественных причин объёмом слов.

Теперь мы знаем тех, кто ушёл на запад и юго-запад как этрусков (ещё недавно их называли тирренами). Те, кто ушёл на восток, сегодня известны как армяне и грузины. Те, кто ушли за Кавказ, назывались персами. Прошу прощения у тех, кого не назвал. У меня нет намерения перечислить всех, только показать общую картину. Те, кто ушёл на север, в обход Русского моря, и поселился в окрестностях, ныне известны как русские, украинцы, белорусы, татары. Те, кто, обойдя море, пошёл дальше на восток, частью добрался до пролива Айнов, дав ему своё имя (к тому времени немного отошедшее от привычного Иван). Этот пролив много позже вновь «открыл» Витус Беринг по приказу Романовых.

Часть тех, кто ушёл на восток, встретили в степях таких же бродяг-монголоидов. И объединились, и соединились с ними. От них и пошли наши и американские северные народы, и американские индейцы. Фоменко и Носовский не зря предлагают задуматься о «созвучии» черкесов и ирокезов, иноков и инков. Почитайте о Библии индейцев, много интересного и поучительного найдёте. А те, кто дошли до Студёного моря, стали поморами. Немногие уцелевшие древние карты (доромановские) показывают множество поселений на берегу океана, и даже на Новой Земле, вновь «открытой» во времена Романовых. Поморы у «древних греков» были гиперборейцами, живущими за ветрами. Кстати, заселённость этого пространства говорит о том, что климат тогда был помягче, примерно как сейчас.

Никаких «европейцев»(англичан, французов, итальянцев, испанцев, португальцев и тому подобное) тогда ещё и и в помине не было. Они начали появляться лишь в 14-м веке как продукт «великого переселения народов», то есть плановой колонизации Европы.

Первые европейцы. Откуда польский гонор пошёл.

Белые люди пришли в центр тогдашнего мира. Натура человека определила пути дальнейшего развития истории. Ещё недавно все было очень едино и монолитно. Целый народ, все племена шли единым маршем к единой цели, преодолевали общие преграды, решали единые задачи, подчинялись единой воле, соединялись в единой вере. Сообщество равнодостойных, единомышленников, единотрудников пришло в Землю Обетованную.

И тут все человеческие качества немедленно стали работать над дальнейшим преобразованием общества. Проявились две основные тенденции: центростремительная и центробежная. Представители первой, домоседы, сформировали состав «местных», «коренных» жителей. Тех, из кого вскоре получились те, кого в официальной истории именуют «древними греками». Для позднего советского времени уместна аналогия с «коренными москвичами». А вторая половина за много поколений Исхода накопила в генах непоседливость, и предпочла не останавливаться, а исследовать мир дальше. Их аналог — «лимита», когда они возвращались в столицу.

Эта «развилка» — и причина образования «наций» и государств, и основа продолжения исследования, колонизации мира, а в последствии — и объединения его во Всемирную Империю Рюриковичей, самую успешную и эффективную систему управления, когда либо созданную человечеством.

Эта же развилка положила начало созданию вооружённых формирований, «дружин» (объединению друзей, на первых порах), позже переросших в армию. Поначалу целью дружин было защищать силой оружия нажитое имущество от посягательств «бродяг» — тех, кто ушёл познавать мир дальше, но в силу естественных обстоятельств принуждён был возвращаться в хорошо известные места.

Photo by stein egil liland on Pexels.com

Так появились нынешние поляки, описанные в официальной истории как «половцы». И то, и другое определение значит «живущие в полях». В этой самой официальной истории «половцы» почему-то всё время нападали на «Константинополь». А у них был выбор? Группа непоседливых славян (поляки — славяне) не стала останавливаться на достигнутом, и покинула одним прекрасным весенним деньком гостеприимные берега Придешского царства, и ушла на поисках воли и доли на северо-запад, в поля, где теперь Польша. Степные дороги, которые они протоптали (скорее всего уже на конях, ведь Ханаан — ареал обитания диких копытных) назвали шляхами, а себя, поселившихся вдоль шляхов — ляхами. Чудо, как хорошо в полях весной, летом и осенью! Тиха украинская ночь, и т.д. Но в слове северо-запад — ключевое слово — север. Польша — не бог весть какая Арктика. А всё же не Босфор.

Иная зима заставляла молодых исследователей и колонизаторов будущей Европы делать работу над ошибками и возвращаться в родные пенаты — в «Константинополь». Но там их уже и не ждали. И не рассчитывали на ораву бывших друзей, превратившихся в одночасье во врагов — «варягов». И без боя припасы и добро не отдавали. Тут вам и набеги «половцев» на «Константинополь». А всё же поляки северо-запад обжили, к зимам приспособились и привыкли. И стали первыми европейцами. Отсюда и знаменитый польский «гонор», как видим, вполне заслуженный.