Буян — наш. Киев: прости, прощай. Снова открытие

«Гладко было на бумаге, да забыли про овраги» — одна из наших скреп, которыми трудно гордиться. К чёрту амбиции, «сочтёмся славою, ведь мы — свои же люди! Пускай нам общим памятником будет построенный в боях…» объективизм!

Днепровские пороги до ДнепроГЭСа. Взято из интернета

Честно сказать, с большим удовольствием наблюдаю, как авторы Новой Хронологии с помощью объективных данных последовательно разрушают ложь романовских «историков», даже если такие разоблачения довольно больно бьют по ностальгическим штампам непредсказуемого прошлого и личному опыту несущейся к светлому будущему собственной жизни.

Днепровские пороги. Старое фото. Взято из интернета

Начать следует от «печки», с Киева. И закончить на этом тему Киевской Руси, как ни горько сознавать, что и эта часть нашей великой истории оказалась изрядно потраченной немецкой молью. Да, к сожалению, прекрасный город на Днепре романовские «реформаторы» во многом описали теми же чернилами, что и «Великий Новгород», недавний честный и непричастный, и невиновный Околоток. Не буду пересказывать все аргументы. Кто хочет — сам найдёт. Кто не хочет — чихать хотел на любые аргументы. И это — правильно. Жизнь у человека — одна, прожить её надо как считаешь правильным. Ведь по большому счёту человеку от жизни нужно только счастье.

Редкая птица долетит до середины пути до порогов Днепра, но не было капитана, доводившего морские суда до столицы. Взято из интернета

Короче, дочитал книгу Г.В. Носовского «Соловей Разбойник, остров Буян и Крым». Вся наша жизнь — логические цепочки. Это и хорошо, и плохо. Зависит от того, к чему вы стремитесь. Если Вы хотите что-то соврать — это плохо, потому что, если за эту цепочку потянуть, все враки повиснут на ней, пристёгнутые, во всей своей неприкрытой неприглядности. Это хорошо, если Вы стремитесь найти истину. Потому, что картина получается в обоих случаях одинаковая, а выводы — разные.

Днепровские пороги в наши дни, когда плотина подняла уровень воды. Взято из интернета

На наше счастье, несмотря на все усилия романовского и последующих «министерств правды», сохранилось достаточно источников, рассказывающих, как было на самом деле. В частности, былины рассказывают, что морские корабли прибывали по Чёрному морю в большом количестве, иногда под сотню, и вскоре бросали якорь у высокого Киевского бережка. Казалось бы, картина благостная, зацепиться не за что. Просто «из варяг в греки» и обратно. Вот именно так и казалось «творцам истории». Но зацепиться, хочешь — не хочешь, приходится за «овраги», то есть за пороги. Знаменитые днепровские пороги 75 километров длиной. Их, конечно, из окон кабинетов «правдивых историков» не видно. Да и по весне, по высокой воде, да по течению, по ним кой — какие товары возили. На лодках. Ими в расчёт не было принято, что через пороги вверх по течению не только морские корабли, но и те же лодки не ходили никогда. Больно крут норов у Днепра-батюшки на порогах, и очень мелок он там, метров до двух, на романовские сказки ему плевать, а бороться с ним в этих условиях — дурных нема, и не було николы. Это, конечно, не единственная причина, по которой не был нынешний Киев центром Киевской Руси, но и не малая. Политэкономию даже научный коммунизм не пересилил, ибо бытие — первично, а сознание — не только вторично, но и ущербно, больно внушаемо оно оказалось.

Руины Турецкого вала на Перекопе. Взято из интернета

Оказалось, что и имя «Киев» вослед за «Иерусалимом» в бега подалось по лику земли, и в нескольких местах осело, покуда современная картография и GPS-навигация не закрепили на тех местах, куда ныне добрели. Писали уже люди знающие, и мне приходилось, что сначала Киевом как раз Иерусалим же и звали. Тот, что теперь известен как Троя, Царь-Град, и т.д. А упомянутая книга (и не только она) дополняет, что так звали Малый Стамбул, Кафу (Кефе), нынешнюю Феодосию, и даже Москву, когда она ещё ни столицей, ни городом не была. Словом, материал для самостоятельного изучения такой, что скучно не будет, а времени не хватит.

План турецкой крепости на Перекопе. На самом переднем плане, под стеной — канал длиной 8 км от Чёрного до Азовского моря. Его до сих пор видно из космоса. Взято из интернета

До чего же полезно получать новые знания! Серьёзно. Если изучаете честный материал, открытия (без преувеличения!) — просто гарантированы. Нужно только время и внимание. Например: https://truefairytail.com/2021/03/12/правда-о-пасхе-крах-мировой-истории/ Или что вы скажете, если открытия пошли косяком, и я разгадал, ни много — ни мало, значение слова «русский»? Ну, во-первых, спасибо Новой Хронологии, последней прочитанной книге. Во-вторых, знаю, что не скромно, но тут уж ничего не поделаешь, я почти не виноват, само в глаза бросилось и в разум пришло. Всем этим филологам и историкам не в окаменевшем «древнегреческом» наследии колупаться надо было, а больше доверять живому и живоначальному великому и могучем русскому языку. Он нам ещё много открытий чудных готовит, лишь бы доброхоты народные просвещения дух не удушили.

Турецкий вал на Перекопе. Старинная гравюра. На переднем плане по центру — шлюз, регулирующий уровень воды в канале. Взято из интернета

Итак, сейчас прямо на ваших глазах куча сломанных копий по поводу происхождения слова «русский» отправится в утиль, завёрнутая в обрывки миллионов кандидатских и докторских диссертаций различных филологов и прочих языковедов. Поможет нам в этом Крым, он же остров Буян. Никакого противоречия нет. Хотя вы будете смеяться и обвинять меня в зацикленности на Романовых. «Ну да, я проникся!» И вам всем советую. Давайте проделаем это вместе. Дело в том, что Крым до Романовых был отделён от материка широким рвом, достаточным для прохода по нему морских судов из Чёрного моря в Азовское и обратно. Романовы же сделали из него обратно полуостров, засыпав канал.

А вот Коринфский в Греции — жив, и до сих пор работает. Взято из интернета

Вот как раз в то время, когда полуостров Крым был островом Буяном посредством канала, примерно современником Коринфского, он ещё назывался островом Руйным. Теперь догадались? Для тех, кто пока нет, даю подсказку: русский, Руйный, ружьё, руины. То есть: Руйный — это руинный. Ружьё — приспособление, превращающее цель в руины. Руины — это нагромождения, развалины. Нагромождения — это горы. Русские — живущие среди руин, среди гор, горцы, highlanderы, если хотите. Хотя, конечно, не очень-то и хай, так, холмы, не Эверест. Ничего не напоминает? Верно, шотландцы нисколько не врали, называя себя русскими. Врали переводчики. Они же называли и называют их скотами. Не надо играть с ударениями! Их подложный Пётр приезжал к нам делать из скотов людей. Пытаются до сих пор. https://truefairytail.com/2020/07/12/петр-первый-и-великий/

В Шотландии русские — горцы хоть и остались в медвежьих шапках, но от соседства с англичанами потеряли штаны. Взято из интернета

Смотрите, предки жили в равнинной области африканских озёр Вана. Звали себя Вана. Ушли на север, стали сл-Вана, славянами. Пришли в нынешнюю Грецию — Горецию (не потому, что горы, а потому, что Гор). Что Греция, что Кавказ, что Турция, что остров Руйный (Крым) — места гористые. Прежде, чем до лесов средней полосы добраться, а потом их в степи раздольные превратить, стали славяне древними греками, горцами по прописке, людьми, живущими на руинах-горах, русскими. Всё. Спасибо. Не стоит благодарности. Однако, пожалуйста!

Исус. Начало глобализации

Вы, наверное, думаете, что глобализация началась в 20-м веке? Напрасно, «всё уже было украдено до вас» (Операция «Ы»). Я сейчас начну описывать события жизни молодого Христа и молодого христианства, а Вы сами увидите, что эти времена и были моментом начала глобализации, что исторический процесс идёт в борьбе двух противоположных тенденций — центробежной и центростремительной.

Святая София. Богоматерь с младенцем Фото автора

Что собой представляла картина расселения белых людей к этому времени? Центр, конечно, в центре мира — в Иерусалиме, в Царь-Граде, в Илионе. Почему Илион — потом расскажу. В нём осели те, кто в последствии стал «древними греками». Поляки, вы уже знаете, первыми вырвались на не очень плодородные просторы будущей Европы. Чухонцы, простите за анахронизм, сделали шаг в сторону и стали впоследствии уграми, мадьярами, венграми, однако, далеко не отрывались от центра. Не все, конечно. Те из них, кто помобильнее, стали впоследствии, по мере расселения, кто мордвой, кто финнами. По берегам Днепра бродили «туристы», ставшие украинцами, а восточнее их — развесёлая компания неугомонных искателей счастья, кто в последствии выбрал себе всё ныне присутствующее многообразие ников, с помощью которых они пытаются отделить себя друг от брата.

Дорога тех, кто вообще не знал, и не хотел знать, преград, была дальняя — До Великого (Тихого океана) через территории, широко известные в 17-18 веках как Великая Тартария, о чём нам почему-то ныне в школе постеснялись сообщить. А зря. Чем лучше знаешь местность, тем более правильную дорогу сможешь выбрать. Кстати: слово Тартария пришло к нам из поздней, западной интерпретации. Не было ли оно изначально Дар Дария? То есть Божьим Даром, той самой Землёй Обетованной? Этой самой землей, вдоль Амура, дошли наши предки и до Макаренских островов, ныне известных как Япония. И на этих островах поселились. На занятиях по воинскому искусству показывали молодым приёмы, командуя: «Вонзай!» и били с гордостью себя в грудь, заявляя: «С Амура я!» Ничего не напоминает? Ну-ну.

Между тем, в условиях благодатного Крыма, который ещё не знал, что он кому-то принадлежит, возрастал первый человеческий гений, оплодотворённый самим Богом, с поджидающей его прекрасной и ужасной судьбой. Всё у него необычно было с самого зарождения его прекрасной и трагической жизни до самого неповторимого её конца. Хоть он и родился в необычной обстановке, в пещере, а в честь его рождения Отец устроил такой фейервек, какой недоступен ни одному олигарху (Вифлеемская звезда и комета Галлея). А сам младенец был окружён волшебным сиянием. Глаза его были пронзительного голубого цвета, выделяющегося своим прекрасным видом даже среди голубоглазых же соотечественников и родственников. Рос не по дням, а по часам, крепким и сильным, статным и высоким. А главное — не по годам мудрым. Эта же ума палата принесла ему первый горький жизненный урок.

Святая София. Купол. Богоматерь с младенцем. Фото автора

В юношестве мессианский огонь жёг его душу и требовал выхода. Он попробовал обратиться с проповедью к соотечественникам. Ничего не вышло. Не стали слушать «молокососа». Без поражений нет побед. Он вынужден был сделать доселе знаменитое наблюдение: «ИСТИННО ГОВОРЮ ВАМ: НИКАКОЙ ПРОРОК НЕ ПРИНИМАЕТСЯ В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ.» (См. НХ). Это его не остановило. Божественная сила отправила его в странствия, в которых он продолжил нести свет миру. До нас эти деяния дошли в виде путешествия Андрея Первозванного по Днепру. Равно, как и то, что Христос дошёл до Индии. Это правда. Но надо чётко понимать, что в то время Индия была не тем, что она сейчас. Был глагол «инде», означающий «Где-то там, далеко». А Индия — означала просто «далёкая земля». Для «древних греков», сидящих в Царь-Граде, северное причерноморье уже было Индией. А для живущих к северу и востоку от моря — Бизантий был заморской землёй. Впрочем, хорошо знакомой, оттуда пришли. Кстати, загадочная Никея не имеет никакого отношения к «богине Нике» (с фантазией у «древних греков» проблем не было, может, перестали вино разбавлять). Пишется она до сих пор Nicea. «С» читается и как «с», и как «к». Опять «Операция «Ы». Сейчас читают «Никея». А было «Нисея», то есть, Низея, город «внизу» Русского моря, на южном берегу его.

После Днепра Христос пошёл на Русь. Не надо забывать, что он был знатного (царского) рода. И не один на Русь отправился, а с матерью — Богородицей. В этот период он известен в разрешённой истории как Андрей Боголюбский. А до наших дней на местности остались Боголюбово и Диево Городище. Дий (Дый) — одно из его имён. Это не вся география. Отметился и Великий Новгород. По крайней мере, то поселение, которое было на его месте до основания Славенска, потом Ярославля (Великого Новгорода) Рюриком (позже и об этом поговорим). Не путать с современным населённым пунктом под этим славным именем, которому выпала сомнительная честь, когда Романовы тасовали колоду, мухлюя. Андрей Боголюбский очень любим в истории и памяти народной. Но новгородцы должны быть благодарны не ему, а его царственной матери, которая мудро уговорила молодого, горячего сына снять осаду, отменить штурм, не лить кровь соотечественников.

Так и жил весь тогдашний мир (и Рим) — во единстве, во связи и взаимозависимости. Пока не пришла весть, что дорога на Царь-Град открыта, преграды пали, трон свободен. Народ ждёт законного претендента (не путать с президентом) на престол. Как ни весело жилось на гостеприимной Руси, как ни пристрастился он к молодецким забавам да охотам, а пора и честь знать. Да и не мальчик уже, но муж. Государственные дела позвали в дорогу. Мир опять замер на пороге перемен.