40 дней. Откуда погребальный обычай?

Нас приучили считать, что дьявол кроется в мелочах. Может быть для того, чтобы мы в них не очень-то и заглядывали. Потому, что где-то в тех же местах водится Истина. А она нам очень нужна, если мы не хотим уйти из жизни счастливыми дураками. Кто ж не знает: «многая знания — многая печали». Постараемся, чтобы печаль была светла.

Взято из интернета

В православной традиции человека, ушедшего в мир иной, поминают вскоре дважды: на девятый и на сороковой день. Если честно, причину поминок на девятый день я не знаю. Хотя версия есть. Наверняка поговорка «Бог любит Троицу» тут причастна. Через три дня — вроде рановато, — да и свежую рану теребить нет большого смысла. А вот три раза по три — и разумно, и своевременно, и благочестиво, и богоугодно.

Сороковины же возникли исключительно благодаря обстоятельствам казни, смерти и Воскресения Христа, а также последовавших событий христианства, только что родившегося в результате всех этих деяний.

Дух замученного Христа отлетел к Отцу своему утром 20-го марта 1185 года. Евангелия сообщают, что в это время была Пасха. Мы с вами уже выяснили, что народ отмечал в это время свой Исход из земли Ха (нынешней Африки). С этого момента «смертию смерть поправ» Сын Человеческий сделал Пасху Христовой по праву величия подвига. И дал имя религии по имени своему.

В то время «римских дорог» и ордынской ямщицкой службы ещё не было. В России этого страшного известия ещё никто не знал. Чёрная весть прилетела на Русь 1-го мая. Одного страшного смысла было достаточно для вековечной памяти о дне скорби. Однако ж, память народную Богу было угодно подтвердить зловещим символом. Весть пришла не просто так, а на фоне затмения Солнца. Полного.

В этот день на всей обжитой территории тогдашней России Солнце предстало в виде чёрного диска. И с тех пор эти два события — убиение Христа и затмение — слились в одно в сознании людей и в истории. И в Библии сказано, что когда умер Христос, завеса в храме разодралась надвое, и на три часа настала тьма по всей земле. Столько длилось полное затмение, прочертило чёрный след по земле. И навеки осталось в памяти людей. А люди стали с тех пор поминать усопших два раза: первый — через девять дней, а второй — через сорок, как Христа по Божьей воле.

Проникновенье наше по планете

Photo by Pixabay on Pexels.com

Около тысячи лет тому назад начался естественный процесс «ползучей» колонизации (освоения) территории нынешней Евразии, и через пролив -нынешней Америки. Этот процесс питался в основном естественным ростом населения при благоприятных внешних условиях и правильной организации общественной жизни в Иерусалиме (Трое, Киеве, Бизантии, будущем Константинополе) и естественным желанием людей познавать мир.

На первых порах, около двух сотен лет, этот процесс централизованно никем не регулировался и не направлялся. С одной стороны, не было ещё государства, в нашем понимании, а значит, не было «учёта и контроля». С другой стороны, у людей была воля, тяга к которой до наших времён сидит в наших генах, хоть мы уже давно не в Придешском царстве живём.

Этим двум векам свободы мы обязаны картиной расселения коренных народов, вышедших из Африки, по лицу Земли. Сказки про рабовладельческий строй — на совести апологетов официальной истории. Те, кого они называют рабами, появились позже, с появлением государства, армий и войн. В результате войн появляются пленные — холопы, то есть рабы. Появляется и слово «работа», то есть «работА» — подневольный труд. На таком труде никакое общество держаться не будет. Законы природы на хромой козе не объедешь.

Объединяла их религия, по сути христианство, но ещё не персонифицированная во Христе. Хотите называть её язычеством — воля Ваша, в том нет большого греха. Язык был общим (см. Библию). Хотя, безусловно, в тесных этнических группах постепенно вырабатывался свой, местный, со временем всё более удаляющийся от пра-языка с его ограниченным в силу естественных причин объёмом слов.

Теперь мы знаем тех, кто ушёл на запад и юго-запад как этрусков (ещё недавно их называли тирренами). Те, кто ушёл на восток, сегодня известны как армяне и грузины. Те, кто ушли за Кавказ, назывались персами. Прошу прощения у тех, кого не назвал. У меня нет намерения перечислить всех, только показать общую картину. Те, кто ушёл на север, в обход Русского моря, и поселился в окрестностях, ныне известны как русские, украинцы, белорусы, татары. Те, кто, обойдя море, пошёл дальше на восток, частью добрался до пролива Айнов, дав ему своё имя (к тому времени немного отошедшее от привычного Иван). Этот пролив много позже вновь «открыл» Витус Беринг по приказу Романовых.

Часть тех, кто ушёл на восток, встретили в степях таких же бродяг-монголоидов. И объединились, и соединились с ними. От них и пошли наши и американские северные народы, и американские индейцы. Фоменко и Носовский не зря предлагают задуматься о «созвучии» черкесов и ирокезов, иноков и инков. Почитайте о Библии индейцев, много интересного и поучительного найдёте. А те, кто дошли до Студёного моря, стали поморами. Немногие уцелевшие древние карты (доромановские) показывают множество поселений на берегу океана, и даже на Новой Земле, вновь «открытой» во времена Романовых. Поморы у «древних греков» были гиперборейцами, живущими за ветрами. Кстати, заселённость этого пространства говорит о том, что климат тогда был помягче, примерно как сейчас.

Никаких «европейцев»(англичан, французов, итальянцев, испанцев, португальцев и тому подобное) тогда ещё и и в помине не было. Они начали появляться лишь в 14-м веке как продукт «великого переселения народов», то есть плановой колонизации Европы.