Распад Придешского царства

Новое — хорошо забытое старое. Кто же не знает этого расхожего выражения? Ирония истории в том, что многие из нас жили в эпоху распада СССР, но не подозревали, что это было не первое государство, которое «сплотила навеки великая Русь» или другое государство, тоже считавшее себя великим, собиравшемся существовать значительно дольше, но не протянувшее и сотни лет. Первым было Придешское царство, оно же Троя, оно же Иерусалим евангелий, оно же Константинополь, оно же Царь-Град. Короче, речь пойдёт о так называемом «падении Константинополя» в 1453 году.

Стамбул. Вид на Золотой Рог с Галатской башни

«Так называемом» потому, что «падение» это не было ни внезапным, ни неожиданным, ни самим «падением» по факту. Потому что и оборонявшиеся к моменту начала боевых действий знали о перспективах и готовились к ним заранее, и наступавшие готовились заранее и не скрывали намерений. По сути тогдашнего положения вещей — это была очередная гражданская война, вошедшая в обиход уклада той жизни после карательного похода Израиля на Иудею за убиение законного царя Андроника-Христа. То есть, разборки внутри государственного союза севера и юга. Великий реформатор и градостроитель, основатель Константинополя Дмитрий Донской, известный в Европе как Константин Великий, попытался построить южный Рим на берегах Ханаана, древнего Придешского царства, как новую столицу государства. Великолепные храмы и дворцы, Колизей и акведуки с подземными цистернами для пресной воды стоят и до сих пор, восхищая ротозеев со всего света. Однако, москвичи советской поры, опять же, были не первыми, кого «испортил квартирный вопрос».

Молодёжь, рванувшая в новую столицу, привнесла в неё то состояние бесшабашного веселья и безоглядного кутежа, подобного потере бдительности, стоившей жизни персонажу всеми любимого фильма «Семнадцать мгновений весны». «Пряный воздух свободы сыграл с профессором Плейшнером злую шутку». Традиции, уклад древней жизни, представления о том, что и как должно быть, а главное,- сила, — оставались в северном «Риме» — во Великом Новгороде. И там недовольство положением дел до поры, пока был жив Дмитрий, ограничивалось глухим неодобрением развития событий. Когда же на трон поднялись его наследники, претензии начали приобретать материальные черты недовольства и открытой угрозы. Легкомысленные привычки южной дискотеки на фоне идущего из этих краёв мора воспринимались однозначно как зло, с осуждением и возложением бремени вины. «Древние греки» не желали менять привычный и любимый образ жизни, и обсуждали на «симпозиумах» (собраниях с вином и женщинами) пути выхода из создавшегося положения.

Опять же, ничего нового. Здравый смысл восторжествовал и, призывая граждан сопротивляться «красным» (царский цвет) до последней капли крови, отцы города, трезво осознав неизбежность поражения, неспешно, но сноровисто, организовали переброску казны, библиотеки и других ценностей морем в древнюю Батыеву ставку, Ватикан (Батый-Хан). Ныне это хранилище называется Замок Святого Ангела. У Ватиканской библиотеки — великое прошлое. Но её ожидает ещё более великое будущее. Мы недоумеваем, почему у нас не все архивы рассекречены через 70 и более лет. Архивам Ватикана — почти 600 лет. И в них — полно старых книг, многие из которых прикованы цепями (!) к стеллажам. Плюс — продуманная система охраны и доступа. Значит, есть, что скрывать.

Замок Святого Ангела. Взято из интернета

Осаду и взятие Константинополя историки расписали всеми цветами радуги и назначенной фантазии, распределив почти от сотворения мира до 1453 года по оси современной хронологии. Мы не будем сейчас разбираться в сортах этого материала, а лишь кратко обозначим суть события, которое, конечно же, стало узлом на линии истории. Пишут, что Константинополь брали турки. Не будем возражать, вспомним лишь, что турки — это торки, тороки, верховые, казаки. Нападавшие и защищавшиеся были одним народом. Поэтому (вспомните последнюю гражданскую) побоище было долгим и кровопролитным. Прекрасная инженерная подготовка оборонительных сооружений не устояла перед огневой мощью «греческого огня» и «труб иерихонских», самой передовой, по тем временам, осадной артиллерии, от «звука» которой пали стены древнего Иерихона. Мужеству защитников был противопоставлен праведный напор осаждающих и остроумный тактический манёвр «турецких воинов» под руководством князя Олега, поставившего корабли на колёса, и шедшего, как божья кара, под парусами посуху на Царь-Град. Это был период иконоборчества в христианстве, в результате чего в покорённом городе были уничтожены многие произведения искусства, не отвечавшие суровым требованиям этого времени, ныне считающегося «античностью». Точнее, эти-то события «античности» конец и положили. В том числе, был разрушен Колизей. Из этого времени, раздвоившись под пером борзописцев, вышли как христианские, так и мусульманские герои эпохи с непохожими именами, но с одинаковыми деяниями. Только что мусульманские на пару сотен лет позже. А султаны в то время были вполне обычными христианами. Заняли место «античных римлян».

Стамбул. Стена Дворца Топ-Капы (Влахернского). Фото автора

С этого момента армейский закон «безобразно, зато однообразно» вновь надолго восторжествовал во Всемирной Империи Рюриковичей и, за неимением проблем внутри, силы необъятные были вновь брошены в Европу. В официальной истории это — Османское завоевание.

Основано на материалах Новой Хронологии.

Братья. Боги. Цари и люди

Да, Чингизхан — не азиат вовсе. Как и брат его, Батый. Велики были их дела. Хватило баек и мифов, былин и историй на все прозвища, данные им народом, соратниками и противниками, историками и хулителями. И на все имена, истинные и назначенные.

Взято из Википедии

Думаю, кто читает сказку сию с самого её начала, без особого труда разгадают «страшную» тайну прозвища Чингизхан. Пытаясь от первородного языка отбояриться, англичане, свой «эсперанто» из него создавая, недолго мудрили, а заменили просто наиболее употребимые в то время (а время было уже позднее, после 16-го века!) слова на менее употребимые, устаревшие, либо из союзных славянам народов взятые. До сего дня Китай Китаем прозывается у нас, а у них — Чиной. Вот-вот, первый слог в прозвище значит «китайский», скифский сиречь, степной. Далее — проще пойдёт. Второй слог — «Гиз», он же гуз, он же гот, он же гог (и далее перечислять можно, язык богат на синонимы) — всадник, казак означает. А последний слог вам уже знаком хорошо — хан — начальник земли оседлой, глава, словом, всем живущим, князь по-новому. Степной скифский князь получается, и вся тайна великая. Не надо упирающихся, ни в чём не повинных монголов волочь с того конца света за чупрын сюда придуриваться великими. Свои были, настоящие. Бог даст, ещё будут.

Как младший брат его, Иван, был. Собиратель почище старшего оказался. Ума палата, прям семи пяток во лбу. Как схватил вилы, из рук старшего выпавшие, так и не остановился, пока весь мир, как стожок, на свой баз не переметал. Хозяйственный был — страсть! За то, говорят, его Калитой и прозвали. Сума, мол; мошну набивал. Однако, кто поумней, полагают, что Романовы в своей истории так высочайше величать его разрешили, чтобы за этим прозвищем настоящее имя скрыть. А было оно — Калиф.

Это- совсем другой коленкор. Скрыть пытались, что был он, по обычаю того времени, не только царь, но и Бог. Однако ж, по порядку, дойдём и до этого. А пока, запамятовал, не взыщите, помнить надо, что Георгий Данилович окромя других городов главный город новой, Всемирной Империи, основал — Владимир, миром владеющий, значит, и стол в нём свой поставил, столица то есть. И другие города, к Империи присоседивая, велел их на расстоянии, кратном тыще вёрст (миль теперь) ставить. Миром владеть — не мечом махать — важен разумный уряд. Города эти с центром мира (Рима, кому боле по нраву) «римскими» дорогами соединили. Вот дороги те с тех пор все в Рим и повели.

А владения «римские» Иван-Батый расширять продолжил с неизменным успехом. Оно и понятно, в основном колонизация была, битвы редки, «шутить не могите с князьями». Так что, простите, братья-армяне, расскажу про 1336 год. Опустошил Великую Армению Батый. Победил. Но не потому, что победил. А потому, что звали Великую Армению кто Великой Ерменией, а кто и прямо — Великой Германией. Извините ещё раз, худая правда выше красной лжи. Оттуда на Киев подался. Захватил. А оттуда — как повелось — на Польшу. Дороги больно хороши — колёса сами катятся, и коням не маятно, только подковы меняй. Польшу опустошили, по поздним западным понятиям. Потом дальше пошли, и дошли до берегов тогдашнего моря Белого (ныне Средиземного), а именно Адриатического. Воссоединились, стало быть, с «туристами»-этрусками.

Взято из интернета

А и не только знатный воин был прозванный Батыем (батькой, отцом, значит) Иван. Оставил он по себе всеевропейскую славу, до сих пор не осознанную ни ими, ни нами, к сожалению. Вот ведь Ватикан — он основал, и — чего мелочиться — Рим во Италии! Погодите ржать. Италия — это Итилия всего, а Итиль — Волга. Так то. Ватикан ведь Батый-Хан значит. А Рим так тогда ещё не звали, это они уже позже, как из Царь-Града драпали, в Брежнева поиграть решили. А ещё помнят Ивана-Батыя на западе тоже как отца — как «папу римского», Иннокентия III, ну вы поняли, опять чтоб никто не догадался, хотя украли на этот раз они. Словом, сам им был и верховным, и духовным правителем, папою. Он пап в Ватикане и развёл. Ведь Ватикан был его царской ставкой в Европе. А у нас его ещё Ярославом звали, Мудрым. Ярославль — это в его честь. Греки «древние» его Кроном величали, прародителем богов олимпийских. Легендарной, словом, личностью был. Умер в 1340 году, скоропостижно. Обстоятельства — во мраке неизвестности. Может потому, что тоже шагал широко. А сын у него остался — не промах. Александр Невский.

Основано на материалах Новой Хронологии.