Троянская война. Первая гражданская. Первая отечественная.

В самой правдивой и точной , официальной версии истории, Христа распяли в первой половине первого века, а жаждой мщения «крестоносцы» воспылали через тысячу лет после этого, и пошли воевать Гроб Господень, но напали почему-то не на нынешний Иерусалим, а на «Константинополь», то есть Трою. Должно быть, тысячелетний сон сильно дезориентирует.

Эта «незначительная ошибка» — одна из тысяч подобных, — про которые честные древние историки говорили: «Криво склали». Давайте разберёмся, что же происходило в действительности. Андроник Комнин, которого представили Пилату : «Се человек», царь Иудейский (царь, если помните, Ханаана, то есть, нового, второго после севера Африки обжитого оседлого поселения -Ха, Бизантия, Придешского царства, Иерусалима, Трои) был свергнут и казнён во время праздника Пасхи в результате придворного мятежа родственной династией Ангелов 20 марта 1185 года. И столичные обитатели («древние греки»), и вольные путешественники-россы (белые люди, непоседливые и незваные гости (враги-варяги) «греков» были одним народом, пришедшим в Придешское царство из Ха и распространившемся в окрестностях Русского моря. Связи между ними были крепкими, часто родственными, знание друг о друге было довольно полным. Убиение царя воспринято было однозначно недопустимым душегубством, а с точки зрения возникающего христианства — святотатством. «Крестоносцы», то есть мстители за Христа, тысячу лет ждать не стали, а не мешкая, стали собирать дружину «воевать Гроб Господень».

Итак, две стороны конфликта представлены официальной историей в этой войне: собственно троянцы (виновники и попустители злодейства) и ахейцы. Кто такие «ахейцы»? Объясняют, скромно потупив очи долу, что «ахейцы — жители Ахайи». И всё на этом, догадайся, мол, сама. А мы, вот, возьмём — и догадаемся. Тем более, что нам известен алгоритм, уже доказавший свою эффективность. Оказывается, не надо открывать филологический университет или вести грандиозные раскопки в Малой Азии. Достаточно посмотреть на слово, а там русским по белому написано: Ахайя — А-Ха-йя, где А- отрицание, Ха — обжитое оседлое пространство, йя — окончание женского рода. А загадочные ахейцы, жители Ахайи — всего лишь обитатели «провинции», бродящие вокруг тогдашнего «Рима», тогдашняя «лимита». То есть, дословно, граждане без столичной прописки. Всё было, и всё будет. Причём, господа официальные историки, описывая ахейцев, сами себя высекли, называя их «ахейцы-греки», тем самым подтверждая, что вышли они из «столицы». Словом, провинившийся центр — Троя, и карающая провинция — ахейцы. Кстати, теперь можно догадаться , почему их предводителя звали Ахилл: потому, что не был представителем столичного бомонда. Если отвлечься от лир сладкозвучных и литавров медногремящих греков древних, богов создающих фантазией дивной, то звали его просто и понятно: князь Святослав. Чтоб совсем понятно: конник Святослав.

Развалины Трои, Иерусалима, Ероса. Фото автора.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Лет 10-15 собирались. Давайте оставим их пока в покое — дело серьёзное, суеты не любит. Мы же с вами предадимся некоторым вопросам географии и картографии (прошу прощения у тех читателей, у которых эти термины вызывают зубную боль, и обязуюсь применять их только по мере надобности).

Взято из Википедии. Восточная часть Средиземного моря «вверх ногами»

В официальной истории «крестовые походы» идут с запада на восток. Древняя церковно-славянская книга «Страсти Христовы», Новая Хронология и ваш скромный слуга утверждают обратное. С востока на запад. Кто прав? Хочется сразу сказать — конечно Я! Однако, пойдём всё-таки простым логическим ходом. А для этого сделаем ещё одно небольшое отступление, но в том же направлении. Читал недоумённые сообщения моих коллег по творческим мукам — филологов-дилетантов. Мол, разгадали, что древние слова, помогавшие ориентироваться на местности нашим далёким предкам «одесную» и «ошую» значат соответственно «справа» и «слева», как Десна и Шуя. Но восторг открытия разбивается о географическую карту! Смотрим: Десна слева, Шуя справа?! «Или что-то случилось, или одно из двух». Велик соблазн по примеру официальных историков обвинить предков в дремучей тупости, а себя объявить цацей. Однако, послушаемся товарища Са.. ах! какого человека!- торопиться не надо. Кем бы ни был Петр Великий, но дураком не был точно. Возьмём его карту северного Причерноморья, где он сам участвовал, говорят, в промерах. Она — в нашем привычном понимании — вверх ногами! И не только эта карта. Немцы до сих пор говорят на восток — левант (расположенный слева). В чём дело? Часто всё зависит только от точки зрения. Людей понять можно. Во время своего длинного и трудного перехода из Африки они часто обращались лицом в сторону любимой (а как же!) родины, затем родины предков, затем земли упокоения великих людей. В конце концов, солнце там же, на юге. Восток был слева, запад — справа. Когда жили уже в основном в северном полушарии, со временем победила тенденция ориентироваться по северному полюсу. И «одесная», «ошуя», «крестовые походы», и многое другое пошли «не туда», а предки заметно поглупели в наших, «умников», глазах.

Троянская война — первая в истории человечества масштабная гражданская война. Впрочем, как и отечественная, потому, что в ней воевали соотечественники, других в то время попросту ещё не было.

Основано на материалах Новой Хронологии.

Первые европейцы. Откуда польский гонор пошёл.

Белые люди пришли в центр тогдашнего мира. Натура человека определила пути дальнейшего развития истории. Ещё недавно все было очень едино и монолитно. Целый народ, все племена шли единым маршем к единой цели, преодолевали общие преграды, решали единые задачи, подчинялись единой воле, соединялись в единой вере. Сообщество равнодостойных, единомышленников, единотрудников пришло в Землю Обетованную.

И тут все человеческие качества немедленно стали работать над дальнейшим преобразованием общества. Проявились две основные тенденции: центростремительная и центробежная. Представители первой, домоседы, сформировали состав «местных», «коренных» жителей. Тех, из кого вскоре получились те, кого в официальной истории именуют «древними греками». Для позднего советского времени уместна аналогия с «коренными москвичами». А вторая половина за много поколений Исхода накопила в генах непоседливость, и предпочла не останавливаться, а исследовать мир дальше. Их аналог — «лимита», когда они возвращались в столицу.

Эта «развилка» — и причина образования «наций» и государств, и основа продолжения исследования, колонизации мира, а в последствии — и объединения его во Всемирную Империю Рюриковичей, самую успешную и эффективную систему управления, когда либо созданную человечеством.

Эта же развилка положила начало созданию вооружённых формирований, «дружин» (объединению друзей, на первых порах), позже переросших в армию. Поначалу целью дружин было защищать силой оружия нажитое имущество от посягательств «бродяг» — тех, кто ушёл познавать мир дальше, но в силу естественных обстоятельств принуждён был возвращаться в хорошо известные места.

Photo by stein egil liland on Pexels.com

Так появились нынешние поляки, описанные в официальной истории как «половцы». И то, и другое определение значит «живущие в полях». В этой самой официальной истории «половцы» почему-то всё время нападали на «Константинополь». А у них был выбор? Группа непоседливых славян (поляки — славяне) не стала останавливаться на достигнутом, и покинула одним прекрасным весенним деньком гостеприимные берега Придешского царства, и ушла на поисках воли и доли на северо-запад, в поля, где теперь Польша. Степные дороги, которые они протоптали (скорее всего уже на конях, ведь Ханаан — ареал обитания диких копытных) назвали шляхами, а себя, поселившихся вдоль шляхов — ляхами. Чудо, как хорошо в полях весной, летом и осенью! Тиха украинская ночь, и т.д. Но в слове северо-запад — ключевое слово — север. Польша — не бог весть какая Арктика. А всё же не Босфор.

Иная зима заставляла молодых исследователей и колонизаторов будущей Европы делать работу над ошибками и возвращаться в родные пенаты — в «Константинополь». Но там их уже и не ждали. И не рассчитывали на ораву бывших друзей, превратившихся в одночасье во врагов — «варягов». И без боя припасы и добро не отдавали. Тут вам и набеги «половцев» на «Константинополь». А всё же поляки северо-запад обжили, к зимам приспособились и привыкли. И стали первыми европейцами. Отсюда и знаменитый польский «гонор», как видим, вполне заслуженный.