Юность Геракла

Хоть и звали сотрудники центробанка В.В. Геращенко Гераклом в начале 90-х, речь не о нём. А для начала о Л.И. Брежневе. Точнее, об эпохе, в которой он был «Олимпийским Богом» ЦК КПСС. Почему — сейчас поймёте.

Бюст Л.И. Брежнева. Взято из интернета

Скажите честно, много ли Вам лично за последние несколько лет приходилось видеть бюстов,  скульптур, изображений Брежнева? Можете не отвечать — вопрос риторический. Ответ, конечно, немного. Такой же ответ могли бы получить, если бы удалось опросить тех, кто жил в добрежневские времена. По всем понятной причине, тогда его эпоха ещё не пришла, и культ личности, этот фимиам коммунизма, курили другому вождю и другие вожди. Но если бы мы задали этот вопрос людям, живущим в 70-х — 80-х — ответ был бы однозначный: нет, дефицита бюстов, статуй, картин, вымпелов, фильмов, книг и т.д. не было. Был дефицит колбасы, штанов, ботинок, инструментов, автомобилей, словом, всего того, что появилось, стоило только прекратиться отсутствию дефицита бюстов.

Как Вы догадались, это я не к тому, чтобы проиллюстрировать насыщение рынка по мере построения в нашей стране общества потребления. Это я про Геракла. На фоне сказанного не должно возникнуть вопросов, почему миф о Геракле возник официально до нашей эры, а через 15 сотен лет начался бум популярности темы Геракла в литературе и искусстве. Потому, что дорога ложка к обеду, независимо от кремлёвского для Брежнева или комплексного в столовке для рядового строителя коммунизма. Когда крестоносцы через тысячу лет после официального Рождества Христова возбуждаются и идут «воевать Гроб Господень», да ещё и попадают вместо официального Иерусалима в Константинополь, это ещё совсем не значит, что они были тормоза или алкаши, и в школе прогуливали географию. Это означает, что бумага всё стерпит, человек — не свинья, всё сожрёт, а кто-то по-просту соврамши. Только так и можно понять, что романовско-миллеровские «историки» в коллективном творческом экстазе с европейскими «реформаторами» произвели pollution (загрязнение), забросив «античных» авторов, писавших о Геракле, вместе с ним самим, в доисторические времена, а посвящённые ему оперы, поэмы, литературные произведения, статуи, фрески, мозаики, во множестве оставили по всей Европе в 15-м — 16-м веках. Тем самым наглядно подтвердив правоту авторов Новой Хронологии, вычисливших, что прототип Геракла Христос родился в середине и был казнён во второй половине 12-го века. То есть, христианство было персонифицировано, стало развиваться, к 15-му веку стало общемировой религией, давшей пищу творческой фантазии «древних греков», сочинивших мифы о Геракле и другие материальные воплощения этих интерпретаций.

Барельеф Геракла. Взято из интернета

Ну, слава Богу, разобрались. Стало быть, Геракл — это миф, имеющий прототипом реальный исторический персонаж — Андроника-Христа. И поэтому почти все творческие муки, оставившие в нём свой след, должны иметь корни в основном персонаже. Есть, правда, ещё и дополнительные, но это — Бог с ними. Есть большой учёный, Роберт Грейвс. Он исследовал весь обширнейший митериал и написал книгу «Мифы Древней Греции», в которой сравнил все версии легенд. А.Т. Фоменко и Г.В. Носовский изучили эту работу в числе других, в том числе «античных», по теме. И обнаружили, что персонаж мифа о Геракле очень похож на  другого популярного древнего героя — короля Артура. Тема двенадцати подвигов Геракла — это тема средневековых рыцарских поединков, современных интересам почитателей того времени. Они составляют середину описания мифов. А начало и конец — жизнеописание Андроника-Христа. К слову, середина описания, 15-17-й века — как раз время возникновения начала современного иудаизма, несогласного с божественной сутью Христа, а до этого бывшего в составе единой религии, с которой до сих пор столько общего (Пасха и т.п.).

Изображение подвига Геракла на вазе. Взято из интернета

Прежде всего, Геракл, как и Христос — божий сын в прямом смысле этого слова. Отец Геракла — Бог по имени Зевс. Бог непорочен — в обоих случаях — Непорочное Зачатие. Официальный муж признал статус к-во,  и с Богом спорить не стал, оставшись мужем номинально, но не физически. То же самое — с королём Артуром.

Тема рождения Исуса кесаревым сечением в современной редакции приглушена, но узнаваема. В мифе о Геракле она тоже присутствует — роды его были «необычными», «странными». И рождение сопровождалось чудесными явлениями, связанными со световыми эффектами. Интересно, что оба героя с самого момента возникновения не были одиноки. В том смысле, что по мере распространения мифов, они «размножались». «Диодор Сицилийский сообщает о трёх героях по имени Геракл … Цицерон доводит число таких героев до шести … Варрон — до  сорока трёх …» На старой иконе Христос изображается в виде всадника с копьём в руке. Геракл, оказывается, основатель Олимпийских игр. Младенца Христа пытался убить царь Ирод, приказавший истребить детей от двух лет и менее, а на младенца Геракла напали две змеи, которых он геройски придушил. Этот сюжет был очень популярен, часто изображался на фресках Помпей. Не помните, кстати, в каком году их засыпало пеплом Везувия? Вот-вот, про Помпеи — тоже враньё, по времени. Скромно, но со вкусом, сотен лет на пять минимум. Перед избиением младенцев святое семейство бежало в Египет. В мифе о Геракле в бегах была, правда, служанка, бежавшая от скалы, но это почему-то подчёркивалось, как важное событие.  

Бюст Геракла. Взято из интернета

Младенец Геракл рос не по дням, а по часам, обгоняя сверстников в развитии. Его учителями были великие люди и даже боги. Среди учителей был скиф по имени Тевтар и бог по имени Аполлон. А Андроника-Христа за меткую стрельбу из лука именовали Стрельцом. Роберт Грейвс пишет, что греки и римляне стреляли, натягивая тетиву к груди, как дети. А Геракл стрелял без промаха, натягивая тетиву, как скиф, — к уху. Везде подчёркивается тесная связь Геракла со скифами. Для интереса, посмотрите, как пишется до сих пор по-английски коса, которой косят траву, — скиф, почти без изменений. Обучение Геракла было комплексным, как и положено царским (по совместительству — божеским) отпрыскам того времени. А потому учили и петь, и на музыкальных инструментах играть, и литературные таланты развивали.  Развивать было что. Потому и астрономии не чужд был. Среди его отражений и философ Сократ, и математик Евклид,  и Пифагор. Разносторонний был юноша. Потерей какого генофонда обязана русская земля Романовым-Захарьиным в затеянную ими смуту и разгром Великого Новгорода опричниками второй половины 16-го века, сваленными официальной историей на покойного к тому времени Ивана Грозного! Всех видных Рюриковичей уничтожили, в ком была линия Христа — Геракла. Шариковы из луков не стреляли, ничего к уху натягивать не надо, стреляя из нагана в затылок. Хоть умели Христос с Гераклом будущее предсказывать, но так далеко всё — таки не заглядывали, да кто бы и поверил тогда.

Иван Креститель, единственный, кроме Геракла, из святых и богов, носивший шкуру льва. Взято из интернета

Были они красавцы, оба на голову выше сверстников. С одеянием немного «греки» напутали. Особая одежда, которую носил Геракл — шкура льва — ему от брата Исуса, Ивана Крестителя, досталась. Да уж какие счёты между братьями! Жил Геракл до нынешнего российского совершеннолетия, до восемнадцати годов, у пастухов, у скифов то есть. А как в призывной возраст вошёл — не в военкомат отправился, а подвиги совершать в индивидуальном порядке. На стада его официального отца Амфитриона Киферонский лев тогда нападал. От буйных сил молодецких вырвал Геракл на Геликоне дикую оливу прямо с корнем, сделал из неё неотёсанную дубину, ею льва победил, а из шкуры льва с помощью его же клыков себе одёжу справил, в коей и пошёл по жизни к славе и бессмертию. Прямо с зияющей львиной пастью на голове. Панков тогда не было, это вам «историки» «спартанцев» нарисовали. Льва, правда, ещё в других источниках Немейским кличут, Клеонейским, да что уж теперь, проигравших не помнят, победителей только. Словом, шкуру, кроме Предтечи и Геракла, не носил никто. Может, недостоин был, может, просто пахла непривычно. Так и вышли они от пастухов: в львиной шкуре, у одного в руках деревянная дубина, у другого — деревянный крест. Один врагов дубиной побеждал, другой — крестом. В своё время и дубина и крест проросли и стали деревьями, не взирая на разницу во времени и интерпретации заинтересованных и приближённых.

Довольно пока. До новых встреч. Новая Хронология нам в помощь, спасибо авторам. И Вам спасибо за внимание и неравнодушие к отечественной истории многострадальной, но великой воистину.

Братья. Боги. Цари и люди

Да, Чингизхан — не азиат вовсе. Как и брат его, Батый. Велики были их дела. Хватило баек и мифов, былин и историй на все прозвища, данные им народом, соратниками и противниками, историками и хулителями. И на все имена, истинные и назначенные.

Взято из Википедии

Думаю, кто читает сказку сию с самого её начала, без особого труда разгадают «страшную» тайну прозвища Чингизхан. Пытаясь от первородного языка отбояриться, англичане, свой «эсперанто» из него создавая, недолго мудрили, а заменили просто наиболее употребимые в то время (а время было уже позднее, после 16-го века!) слова на менее употребимые, устаревшие, либо из союзных славянам народов взятые. До сего дня Китай Китаем прозывается у нас, а у них — Чиной. Вот-вот, первый слог в прозвище значит «китайский», скифский сиречь, степной. Далее — проще пойдёт. Второй слог — «Гиз», он же гуз, он же гот, он же гог (и далее перечислять можно, язык богат на синонимы) — всадник, казак означает. А последний слог вам уже знаком хорошо — хан — начальник земли оседлой, глава, словом, всем живущим, князь по-новому. Степной скифский князь получается, и вся тайна великая. Не надо упирающихся, ни в чём не повинных монголов волочь с того конца света за чупрын сюда придуриваться великими. Свои были, настоящие. Бог даст, ещё будут.

Как младший брат его, Иван, был. Собиратель почище старшего оказался. Ума палата, прям семи пяток во лбу. Как схватил вилы, из рук старшего выпавшие, так и не остановился, пока весь мир, как стожок, на свой баз не переметал. Хозяйственный был — страсть! За то, говорят, его Калитой и прозвали. Сума, мол; мошну набивал. Однако, кто поумней, полагают, что Романовы в своей истории так высочайше величать его разрешили, чтобы за этим прозвищем настоящее имя скрыть. А было оно — Калиф.

Это- совсем другой коленкор. Скрыть пытались, что был он, по обычаю того времени, не только царь, но и Бог. Однако ж, по порядку, дойдём и до этого. А пока, запамятовал, не взыщите, помнить надо, что Георгий Данилович окромя других городов главный город новой, Всемирной Империи, основал — Владимир, миром владеющий, значит, и стол в нём свой поставил, столица то есть. И другие города, к Империи присоседивая, велел их на расстоянии, кратном тыще вёрст (миль теперь) ставить. Миром владеть — не мечом махать — важен разумный уряд. Города эти с центром мира (Рима, кому боле по нраву) «римскими» дорогами соединили. Вот дороги те с тех пор все в Рим и повели.

А владения «римские» Иван-Батый расширять продолжил с неизменным успехом. Оно и понятно, в основном колонизация была, битвы редки, «шутить не могите с князьями». Так что, простите, братья-армяне, расскажу про 1336 год. Опустошил Великую Армению Батый. Победил. Но не потому, что победил. А потому, что звали Великую Армению кто Великой Ерменией, а кто и прямо — Великой Германией. Извините ещё раз, худая правда выше красной лжи. Оттуда на Киев подался. Захватил. А оттуда — как повелось — на Польшу. Дороги больно хороши — колёса сами катятся, и коням не маятно, только подковы меняй. Польшу опустошили, по поздним западным понятиям. Потом дальше пошли, и дошли до берегов тогдашнего моря Белого (ныне Средиземного), а именно Адриатического. Воссоединились, стало быть, с «туристами»-этрусками.

Взято из интернета

А и не только знатный воин был прозванный Батыем (батькой, отцом, значит) Иван. Оставил он по себе всеевропейскую славу, до сих пор не осознанную ни ими, ни нами, к сожалению. Вот ведь Ватикан — он основал, и — чего мелочиться — Рим во Италии! Погодите ржать. Италия — это Итилия всего, а Итиль — Волга. Так то. Ватикан ведь Батый-Хан значит. А Рим так тогда ещё не звали, это они уже позже, как из Царь-Града драпали, в Брежнева поиграть решили. А ещё помнят Ивана-Батыя на западе тоже как отца — как «папу римского», Иннокентия III, ну вы поняли, опять чтоб никто не догадался, хотя украли на этот раз они. Словом, сам им был и верховным, и духовным правителем, папою. Он пап в Ватикане и развёл. Ведь Ватикан был его царской ставкой в Европе. А у нас его ещё Ярославом звали, Мудрым. Ярославль — это в его честь. Греки «древние» его Кроном величали, прародителем богов олимпийских. Легендарной, словом, личностью был. Умер в 1340 году, скоропостижно. Обстоятельства — во мраке неизвестности. Может потому, что тоже шагал широко. А сын у него остался — не промах. Александр Невский.

Основано на материалах Новой Хронологии.