Трагедия «Ренессанса»

В современной истории эпоха Ренессанса, или Возрождения, преподносится как исключительно положительное явление. Народы вдруг вспомнили, как прекрасно всё было «в античности»: литература, поэзия, искусство, архитектура, словом, всё, — и дружно кинулись всё это воплощать в современную им реальность. По край ней мере, пытаться, хотя бы в декларациях о намерениях. Вот что говорит об этом самая неангажированная из ангажированных Википедия.

Рим. Замок Ангела. Взято из интернета

Возрожде́ние, или Ренесса́нс (фр. Renaissanceитал. Rinascimento от лат. renasci «рождаться опять, возрождаться»[1]) — имеющая мировое значение эпоха в истории культуры Европы, пришедшая на смену Средним векам и предшествующая Просвещению и Новому времени. Приходится — в Италии — на начало XIV века (повсеместно в Европе — с XVXVI веков) — последнюю четверть XVI века и в некоторых случаях — первые десятилетия XVII века. Отличительная черта эпохи Возрождения — светский характер культуры, её гуманизм и антропоцентризм (то есть интерес, в первую очередь, к человеку и его деятельности). Расцветает интерес к античной культуре, происходит её «возрождение» — так и появился термин.

Термин Возрождение встречается уже у итальянских гуманистов, например, у Джорджо Вазари. В современном значении термин был введён в обиход французским историком XIX века Жюлем Мишле[2]. В настоящее время термин Возрождение превратился в метафору культурного расцвета.

Давайте посмотрим, что находится под этой яркой, привлекательной обёрткой. Для начала поставим явление на его истинное место на шкале времени реального, а не гибридного. Помните, мы обсуждали, как в Европе, в частности в Италии, удревнили историю Средневековья на 150 лет? Чтобы не тратить времени даром, продолжим. А желающие могут уяснить суть исторических сдвигов и найти исчерпывающие объяснения на страницах Новой Хронологии. Находим реальное время событий: начало 17-го века. Как раз время распада Всемирной Империи Рюриковичей в результате смуты и гражданской войны (опричнины), устроенной Захарьиными-Романовыми. И, как следствие, время неспособности России обеспечить укрепление былого единства, длившегося триста лет, военным путём, неудачи так называемой Ливонской войны. Время установили, теперь очередь высветить причины. Они банальны и знакомы нам, как грабли, бег по которым мы никак с тех пор не можем прекратить, каждый раз глубоко изумляясь, получив очередной удар в лоб. Суть явления очень хорошо передал персонаж «Поднятой целины» Шолохова Яков Лукич Островнов, объясняя свои вредительские действия нашим извечным «хотел как лучше». Проходя через чистку 15-го века, копя обиды и расшатывая устои в 16-м, сбросив ненавистное иго России в 17-м, Европа стала ностальгировать по веку 14-му, назвав его «античностью», в которой было не только изобильно и вольготно жить, но ещё и тихо, комфортно, безопасно. Прошло без малого триста лет, воспоминания и сказания о периоде благоденствия и расцвета были очень свежи и актуальны для живущих в 17-м веке. Это для нас, для пущей важности официальные идеологи погрузили «античность» в пыль веков, соревнуясь, кто больше. А современники 17-го века хотели иметь имперское изобилие и свободы (об этом ещё поговорим), а собственные усилия применять в основном на ниве потребления. Как истинный зануда, не устаю повторять, что законы природы действуют независимо от наших желаний и планов. Нет в мире силы, способной отменить закон сохранения энергии. Пытаясь объяснить когда-то это сыну, теперь буду стараться втолковать внукам: «Независимость — хорошая штука. Но — очень дорогая». Коварство больших процессов в том, что они, во-первых длиннопериодные. Почти всегда плоды инициатив пожинать предстоит не инициаторам, а в лучшем случае детям, а то и внукам. И во-вторых, которое не менее важно, чем во-первых. Эти большие процессы, кроме длительности, ещё и очень инерционны. Это значит, что если вы обнаружили, что в результате вашего выбора вы едете не туда, куда запланировали, то сворачивать уже может быть поздно. Чем сложнее управляемый объект, тем более заблаговременно нужно корректировать траекторию, и такое воздействие должно быть максимально точным.

Но я не потому назвал Ренессанс трагедией, что развалилась Империя, от чего, в конечном счёте, проиграло человечество. И не потому, что «прорабы» Ренессанса не смогли малой кровью достичь великого результата (помните?: «Бревно останется бревном и до награды, и потом»). Нашим предкам удалось эмпирическим путём создать гармоничную равновесную систему, способную поддерживать и воспроизводить самоё себя в интересах как общества в целом, так и каждого индивидуума в частности. Судьба помогла, или Бог направил — сейчас уже не важно, система разрушена и не работает. А построена она была очень органично и эффективно. По сути, мы гордимся и любуемся до сих пор её плодами. В тех условиях она не могла получиться другой. Судите сами: относительно немногочисленный народ, когда все у всех на виду (несколько тысяч, может, десятков тысяч человек), долгое время идёт из североафриканской земли Ха к берегам Придешского царства. Мало того, что сам образ жизни в походе мобилизует лучшие качества человека, так он же ещё и высвечивает возможности каждого для окружающих, позволяет выдвинуть в лидеры действительно достойнейших. В то же время, этот же образ жизни заставлял этих достойнейших оставаться таковыми по множеству причин, важнейшей из которых было формальное равенство всех. Так были заложены основы кристаллизации и становления того, что потом назовут Res publica, что дословно значит просто русский народ. Знатность рода была почётной, потому что была заслуженной. Честь была дороже жизни. И эти устоявшиеся неписаные законы лежали в основе писаных, даже уже при царях. С детства по сказкам и фильмам всем знакомо выражение: «Здравствуй, Господин Великий Новгород!» Странники здоровались с городом? Конечно, нет. Они выражали почтение гражданам, соотечественникам, составлявшим его. «Древние, тёмные, неграмотные» граждане понимали, что человек без города бывает, а наоборот — никогда.

Ренессанс — это общемировая трагедия потому, что в его результате было сломано общество, основанное на равноправии, на знатности рода (которую трудно заслужить, но можно потерять). В результате пришла власть денег. И результат — на лице. Лицо современного человечества не нравится ему самому, что вполне естественно. Негодяй и разбойник, украв или ограбив честного человека или людей, становится «уважаемым гражданином» только потому, что у него есть деньги. Этот «лёгкий путь» подобен наркомании — не нужно трудиться — дозу принял, — и мир прекрасен; стырил гроши — хозяин жизни. Для того, чтобы распоряжаться свалившимся богатством, новая знать применила принцип «разделяй и властвуй». Было декларировано национальное первородство, древность каждого отделившегося государства, были объявлены нации, каждая лучше других. И религия — лучше остальных. Как следствие, Европа провоевала до наших дней по религиозным, политическим и экономическим соображениям. По этим же причинам появилось рабство, а в историю пришлось для оправдания всунуть рабовладельческий строй — уродливое измышление, невозможное в реальной жизни. Я не отрицаю раба как явление, но целое общество, на любом этапе развития, не может существовать на рабском труде, просто по законам природы.

Архитектура эпохи возрождения. Взято из интернета

Так и живём c 17-го века. В постоянном кризисе. Многие этого не замечают. Однако, присмотритесь повнимательнее, и вы сможете заметить присутствие кризиса системы управления. Другими словами, нигде в мире нет эффективного управления обществом и страной. Везде огромные непроизводительные затраты, система явно работает не в пользу человека. Эффективный баланс интересов общества и человека ещё предстоит найти. Стоит посмотреть, как это получалось у предков. Они сумели — сумеем и мы.

Данная публикация использует материалы Новой Хронологии.

Распад Придешского царства

Новое — хорошо забытое старое. Кто же не знает этого расхожего выражения? Ирония истории в том, что многие из нас жили в эпоху распада СССР, но не подозревали, что это было не первое государство, которое «сплотила навеки великая Русь» или другое государство, тоже считавшее себя великим, собиравшемся существовать значительно дольше, но не протянувшее и сотни лет. Первым было Придешское царство, оно же Троя, оно же Иерусалим евангелий, оно же Константинополь, оно же Царь-Град. Короче, речь пойдёт о так называемом «падении Константинополя» в 1453 году.

Стамбул. Вид на Золотой Рог с Галатской башни

«Так называемом» потому, что «падение» это не было ни внезапным, ни неожиданным, ни самим «падением» по факту. Потому что и оборонявшиеся к моменту начала боевых действий знали о перспективах и готовились к ним заранее, и наступавшие готовились заранее и не скрывали намерений. По сути тогдашнего положения вещей — это была очередная гражданская война, вошедшая в обиход уклада той жизни после карательного похода Израиля на Иудею за убиение законного царя Андроника-Христа. То есть, разборки внутри государственного союза севера и юга. Великий реформатор и градостроитель, основатель Константинополя Дмитрий Донской, известный в Европе как Константин Великий, попытался построить южный Рим на берегах Ханаана, древнего Придешского царства, как новую столицу государства. Великолепные храмы и дворцы, Колизей и акведуки с подземными цистернами для пресной воды стоят и до сих пор, восхищая ротозеев со всего света. Однако, москвичи советской поры, опять же, были не первыми, кого «испортил квартирный вопрос».

Молодёжь, рванувшая в новую столицу, привнесла в неё то состояние бесшабашного веселья и безоглядного кутежа, подобного потере бдительности, стоившей жизни персонажу всеми любимого фильма «Семнадцать мгновений весны». «Пряный воздух свободы сыграл с профессором Плейшнером злую шутку». Традиции, уклад древней жизни, представления о том, что и как должно быть, а главное,- сила, — оставались в северном «Риме» — во Великом Новгороде. И там недовольство положением дел до поры, пока был жив Дмитрий, ограничивалось глухим неодобрением развития событий. Когда же на трон поднялись его наследники, претензии начали приобретать материальные черты недовольства и открытой угрозы. Легкомысленные привычки южной дискотеки на фоне идущего из этих краёв мора воспринимались однозначно как зло, с осуждением и возложением бремени вины. «Древние греки» не желали менять привычный и любимый образ жизни, и обсуждали на «симпозиумах» (собраниях с вином и женщинами) пути выхода из создавшегося положения.

Опять же, ничего нового. Здравый смысл восторжествовал и, призывая граждан сопротивляться «красным» (царский цвет) до последней капли крови, отцы города, трезво осознав неизбежность поражения, неспешно, но сноровисто, организовали переброску казны, библиотеки и других ценностей морем в древнюю Батыеву ставку, Ватикан (Батый-Хан). Ныне это хранилище называется Замок Святого Ангела. У Ватиканской библиотеки — великое прошлое. Но её ожидает ещё более великое будущее. Мы недоумеваем, почему у нас не все архивы рассекречены через 70 и более лет. Архивам Ватикана — почти 600 лет. И в них — полно старых книг, многие из которых прикованы цепями (!) к стеллажам. Плюс — продуманная система охраны и доступа. Значит, есть, что скрывать.

Замок Святого Ангела. Взято из интернета

Осаду и взятие Константинополя историки расписали всеми цветами радуги и назначенной фантазии, распределив почти от сотворения мира до 1453 года по оси современной хронологии. Мы не будем сейчас разбираться в сортах этого материала, а лишь кратко обозначим суть события, которое, конечно же, стало узлом на линии истории. Пишут, что Константинополь брали турки. Не будем возражать, вспомним лишь, что турки — это торки, тороки, верховые, казаки. Нападавшие и защищавшиеся были одним народом. Поэтому (вспомните последнюю гражданскую) побоище было долгим и кровопролитным. Прекрасная инженерная подготовка оборонительных сооружений не устояла перед огневой мощью «греческого огня» и «труб иерихонских», самой передовой, по тем временам, осадной артиллерии, от «звука» которой пали стены древнего Иерихона. Мужеству защитников был противопоставлен праведный напор осаждающих и остроумный тактический манёвр «турецких воинов» под руководством князя Олега, поставившего корабли на колёса, и шедшего, как божья кара, под парусами посуху на Царь-Град. Это был период иконоборчества в христианстве, в результате чего в покорённом городе были уничтожены многие произведения искусства, не отвечавшие суровым требованиям этого времени, ныне считающегося «античностью». Точнее, эти-то события «античности» конец и положили. В том числе, был разрушен Колизей. Из этого времени, раздвоившись под пером борзописцев, вышли как христианские, так и мусульманские герои эпохи с непохожими именами, но с одинаковыми деяниями. Только что мусульманские на пару сотен лет позже. А султаны в то время были вполне обычными христианами. Заняли место «античных римлян».

Стамбул. Стена Дворца Топ-Капы (Влахернского). Фото автора

С этого момента армейский закон «безобразно, зато однообразно» вновь надолго восторжествовал во Всемирной Империи Рюриковичей и, за неимением проблем внутри, силы необъятные были вновь брошены в Европу. В официальной истории это — Османское завоевание.

Основано на материалах Новой Хронологии.